крутов алексей
Чудовище
Вечернее теплое солнце играло бликами в соленых волнах. Лазурное море неспешно накатывало на золотистый песчаный берег острова, формой напоминавшего запятую. Заостренная часть острова указывала на северо-восток. Небольшой скалистый утес, в юго-западной части острова, зарос стройными пальмами, и сильно выдавался в море. На вершине, утопая в полосатых тенях развесистых пальмовых листьев, лоснящихся зеленью, стоял маленький крепкий замок, с одной аккуратной башенкой.

В верхних покоях башни был накрыт обеденный стол. Благородную древесину черного ореха украшали резные листья, цветы и диковинные животные. Сервировка на две персоны блестела начищенным серебром. Хрусталь бокалов был настолько чист и тонок, что казалось, будто в воздухе шелестят крылья ангелов, стоит только провести пальцем по кромке.

Сама комната не уступала столу и была обставлена с преувеличенным шиком: массивная резная мебель из дорогих пород дерева, перетянутая расшитой золотом парчой. Северная стена покоев была полностью скрыта под подробной картой Карибского залива и островов. Напротив книжная полка плотно заставлена коллекцией редких книг.

Практически всю западную стену занимали огромные окна, открывавшие изумительный вид на тихую лагуну, крыши небольшого прибрежного городка, купавшегося в последних лучах закатного солнца и два стоящих на якоре потрепанных французских корвета.

На все это великолепие с нескрываемым любопытством и жадностью, прильнув к стеклу, смотрела девушка. Неловко сидевшее на ней пышное зеленое платье подчеркивало ее природную красоту, выгодно оттеняя пшеничные волосы и яркие васильковые глаза. На загорелых открытых плечах вспыхивали редкие искорки приставших рыбьих чешуек. Практически те же чувства испытывал и губернатор острова, любуясь девушкой.

- И это все вы обещаете мне в обмен на мою… благосклонность? - обернувшись, спросила девушка, подходя к столу. Вышколенный чернокожий лакей в напудренном парике, ливрее и белоснежных бриджах, придвинул ей стул, усаживая гостью напротив губернатора де Мийоля. Как только девушка села, губернатор недовольно махнул рукой, прогоняя слугу.

- И не только. Попробуйте местную дичь, она превосходна. Видите ли, Гейл, вы позволите Вас так называть? - губернатор элегантно промокнул уголок рта кружевным платком и, дождавшись задорного кивка от девушки продолжил. - Благодарю. При дворе короля я не последний человек…

- Ах, Фернанд, не продолжайте, - захохотала блондинка, - вы украли меня прямо под носом у моего капитана, неделю держали в пропахшем тухлой рыбой трюме на сухарях и прелой воде, а теперь предлагаете мне деньги и положение в обществе. Вы не задумывались что ваше поведение несколько… сумбурно? К тому же, мне это может быть совсем не интересно.

Губернатор маленького островка, затерянного в отдалении от основных торговых маршрутов, Фернанд Де Мийоль был тучным мужчиной около сорока лет, с неприятным лицом, большую часть которого занимало ярко-пунцовое родимое пятно. Он откинулся на спинку стула и со смесью раздражения и интереса следил за своей собеседницей, поглаживая висок

- Конечно, некоторые сомнения у меня были, не спорю. Давайте-ка проясним некоторые моменты и отбросим весь этот фарс. Скажите, ради чего последняя сирена делит тяготы корабельной жизни вне закона с предводителем шайки головорезов и оборванцев? - лицо Гейл побледнело. Губернатор выждал пару секунд, наслаждаясь эффектом. - Золото? Приключения? Слава? Нет, ma chere*. Вам нужны власть, кровь и страдания. А путешествия в такой компании обеспечивают вас сполна и тем и другим. Но что вы будете делать, когда флот уничтожит вашего кавалера, или, какой-нибудь полоумный губернатор от короны* внезапно выпишет ему, упаси Господь, прощение? Что тогда?

Гейл мрачно смотрела в свою тарелку. За окном легкие сумерки густой синевой переходили в поздний вечер. Не дождавшись ответа, де Мийоль продолжил.

- А будет вот что: ваша жизнь вновь станет пресной и серой, и вам, что бы выжить и не сойти с ума, придется убивать всех, кто находится ближе одного лье*. А с такими темпами вы либо скоропостижно окончите свой земной путь, либо окажетесь на пустынном острове… снова. Я же предлагаю вам неограниченную власть. С вашей помощью я смогу не только упрочить свое положение, я смогу стать властелином на море. И вы будете делать с людьми все что пожелаете. Абсолютно все. Согласитесь лучшего выхода из вашей ситуации не найти.

- А что если это любовь? - Гейл резко подняла голову и с вызовом посмотрела в глаза губернатора.

- Сирены не могут любить, это против их естества, - де Мийоль обвел рукой коллекцию книг, - множество достоверных источников сходятся в этом мнении.

Девушка склонила голову на бок, словно прислушиваясь к чему-то.

- Фернанд… Все-таки я член его команды, его боевой товарищ, ну… подруга если быть точной. Вы не боитесь, что Дринкуотер придет за мной? Недавняя встреча с ним сложилась для ваших людей… не очень удачно. Скольких вы недосчитались?

Де Мийоль усмехнулся.

- Около двух дюжин, но я получил вас. К тому же, пираты трусливы и малодушны. Даже если он и явится сюда, то второй раз от «Астора» и «Бастильона» ему не уйти. Ваш капитан вволю напьется соленой воды*.

Одинокий пушечный выстрел оборвал все звуки острова, погруженного в облегчающую прохладу вечера. Восемнадцати фунтовое ядро, пробив брызнувшее осколками оконное стекло, ударило в центр карты и застряло в стене. Губернатор в ужасе смотрел на него и не мог заставить себя сдвинуться с места.

- Из любого правила всегда есть исключения, губернатор. - Гейл алчно улыбнулась и, рванув с себя мешавшее платье, бросилась к окну.

«Астор», стоявший на якоре дальше от острова, оглушительно взорвался грязно-желтым огненным шаром, разметав во все стороны щепки и тела команды. В гавань медленно заходил двухпалубный фрегат «Мстительный». Проходя мимо «Бастильона», фрегат дал залп из всех орудий по левому борту. Шестнадцать влетевших сквозь обшивку бомб взорвались, откалывая часть судна. Корабль медленно начал клониться на правый борт. Обнаженная Гейл стояла в оконном проеме, купаясь в отсветах горящих останков кораблей. Чешуя, словно доспехи покрывавшая ее бедра, бока и грудь, искрила желто-алыми сполохами. Гейл пела. Пела соленому ветру, неистово трепавшему ее волосы, заставляя весь гарнизон портового городка выть от ужаса. Пела темному небу, щедро усыпанному глазками звезд, сводя с ума губернатора. Пела глубокому океану, призывно шептавшему о свободе, получившему без малого две сотни душ за несколько минут… И своему капитану, который уже высаживался с командой на песок...

В верхних покоях было многолюдно. Почти дюжина отборных бойцов во главе с Демиеном Дринкуотером, капитаном фрегата «Мстительный», окружили губернатора. Пламя горевших домов отбрасывало на стены жуткие тени, которые смешивались с опускавшейся на остров ночью. В разбитые окна ветер приносил запах гари и шум отчаянных уличных боев. Пираты настолько отличались от многих виденных и повешенных ранее, что де Мийоль был растерян и напуган. У него складывалось отчетливое ощущение, что он встретил регулярные части Королевского флота, а не кучку дезертиров. Одежда у захватчиков была разнообразной, не новой, но опрятной. Было видно, что за ней внимательно следили. С капитана словно бы составляли пособие по уставному виду высшего офицера: высокий, около шести футов*, кареглазый шатен, треугольная шляпа, шейный платок, синий китель с двумя рядами блестевших пуговиц, белый жилет, бриджи и ботфорты. Шпага на перевязи, и пара пистолетов за поясом. Капитан прошел сквозь весь город, сея смерть и пожары, но казалось, что грязь к нему не пристает.

- Господин де Мийоль… - капитан слегка склонил голову в приветствии. - Не стоит отнимать у меня то, что принадлежит мне по праву. Последствия бывают плачевные, как вы уже успели убедиться.

Загнанный в угол губернатор в отчаянии переводил взгляд с одного жесткого обветренного лица, на другое. Перепачканные копотью и кровью, словно демонические маски, они были безмолвны. Глаза, с голодом и ненавистью смотрели только на него, игнорируя разбросанные в беспорядке столовые приборы и дорогие одежды. Содержимое предложенного ранее сундука с золотыми наполеондорами* было с презрительным хохотом разбросано по комнате.

- Вы тратите ее потенциал впустую! - в отчаянии крикнул де Мийоль. - Объединившись со мной, вы получите столько, что ваши самые…

- Что биться, лучше договориться? - Дринкуотер перебил губернатора и мельком взглянул на все еще стоявшую в оконном проеме Гейл. - Со мной такие фокусы не проходят. Разговор окончен, господин де Мийоль. Мистер Фленниган, пристрелите его.

- С радостью, капитан! - первый помощник взвел курок и прицелился.

- Подожди! - Гейл подошла к губернатору и посмотрела ему в лицо. В ее глазах зажглись колючие искорки. - Демиен, я хочу поблагодарить его за гостеприимство.

- Думаю, небольшой урок пойдет этому мерзавцу на пользу. - капитан злобно ухмыльнулся и сквозь зубы процедил: - Мистер Фленниган, будьте любезны, пригласите-ка мою дочь*. Сдается мне, она засиделась без дела.

- Так точно, капитан. - первый помощник выскочил из комнаты.

Вскоре Фленниган вернулся, бережно неся в руках прямоугольный потертый кожаный футляр около двух с половиной футов в длину. Капитан аккуратно открыл крышку и вынул хищно блеснувшую крючками девятихвостую плеть. Несколько человек, схватили губернатора, и, не обращая внимания на его протестующие крики, с силой припечатали его лицом к столу. Все попытки де Мийоля вырваться моментально пресекались жесткими и жилистыми руками, крепко державшие его распятым на столе. Капитан передал плеть своей спутнице. Треск раздираемой одежды на секунду заглушил все звуки, долетавшие с побережья. Сирена замахнулась плетью…

Спустя полчаса Гейл выронила из уставшей руки мокрую от крови плеть. Тело губернатора без признаков жизни лежало на столе окровавленной грудой мяса.

- Мистер Фленниган. Найдите мистера Одли с его людьми, на рассвете я хочу выйти в море. - Капитан посмотрел на Фленнигана и указал взглядом на раскуроченную дверь.

- Так, парни. Капитану и леди нужно потолковать. - рявкнул первый помощник, - а мы с вами пока пройдемся по кладовым!

Дождавшись, когда последний член, галдящей в предвкушении наживы, команды выйдет за дверь, Демиен бросился к сирене.

- Гейл… - он облегченно выдохнул, обнял покрытую мелкими бисеринками пота возлюбленную и, улыбаясь, зарылся лицом в ее волосы, остро пахнущие водорослями и морской солью. - Ты чудовище.

- Ошибаешься, мой дорогой. - она чмокнула его в щеку и прижалась к нему сильнее, еле слышно зашуршав чешуйками по одежде. - Я твое чудовище…



* Ma chere - моя дорогая (франц.).

* Губернатор от короны (Представитель Короны) - термин, используемых в различных конституциях для обозначения генерал-губернатора; неформально часто использовался термин вице-король.

* Лье - старинная французская единица измерения расстояния. Сухопутное лье равно 4445 метрам.

* Игра слов. Фамилия Дринкуотер дословно - «пьющий воду».

* Фут - (англ. Foot — ступня) - единица измерения длины в английской системе мер. 1 фут примерно равен 30,5 см.

* Наполеондор (фр. Napoleon d'or, «золотой Наполеон») — французская золотая монета 900-ой пробы в 20 франков. Выпускалась во Франции в качестве средства оплаты с 1803 по 1914 год. Название монета получила по первоначально изображавшемуся на ней профилю Наполеона Бонапарта.

* Капитанская дочка - девятихвостая плеть, зачастую сплеталась из шершавой кожи (использовалась кожа морского ската или акулы), для усиления эффекта, в концы «хвостов» вплетались крючки, лезвия или металлические шары. На торговом и военном флоте телесные наказания были так распространены, что девятихвостку называли капитанской дочкой. Обычно плеть хранилась в сухом виде, и кишела бактериями и паразитами. После наказания тело преступника обильно засыпали солью. Но делалось это не для причинения больших страданий, а для уничтожения инфекции. Если же в открытые раны попадала морская вода, это могло привести к заражению крови или гангрене.

Made on
Tilda