крутов алексей
Дядя Ви
Бадунианец Бьерджи

- Хорошо Си, проверю. - Я нажал отбой на коммуникаторе.

Город сразу окружил меня, навалившись предосенней жарой, густым облаком запахов, и гудящим гомоном огромного количества людей. Обожаю Нью-Йорк. Словно в улье у дефендарианцев. Взяв свежий «Джорнал» у газетчика, я увидел кричащие заголовки: «Потрошитель Мидтауна. Полиция бессильна!», «Энергетический террор! Аварии на электросетях участились». Ну что ж, давненько я не заглядывал на Седьмую авеню.

Не то что бы у нас в конторе отправляли стажеров в одиночку расследовать дела. Просто конец лета, кто-то идет в отпуск, а кто-то, наоборот - возвращается. И у них так же. Или гериллианский рецидивист, или случайный «залетчик». Надо составить рапорт, а то повадились скидывать нам своих уголовников! Только бы не Жук. Снова.

Придется убить почти весь день - район не маленький. По жаре ходить в черном… Такое себе удовольствие! Покрутившись пару часов, я заметил кое-что интересное. Невысокий парень, плотного телосложения в серой толстовке, синих джинсах. На голове - бейсболка, опущенная почти до самого носа. В руках ворох пестрых буклетов. Время от времени он протягивал рекламу прохожим.

Припарковавшись, я незаметно двинулся к нему. Выждав момент, я схватил коротышку и запихнул в проулок. Прижав его к стене, я сбил с него кепку. Под ней оказался крупный глаз.

- Здорово, Бьерджи, - я чуть отошел от жертвы.

- Ой, Ви! Привет. - Бьерджи била крупная дрожь.

- Чем это ты тут занимаешься, а? - я бросил взгляд на рассыпанную рекламу. На обложке крупными буквами выведено: «Лучший отпуск в твоей жизни!», «Оторвись на всю катушку!».

- Да так, подработочка небольшая…

- А может ты рекрутируешь людей? Или заманиваешь их и продаешь на органы гериллианцам?

- Нет-нет-нет! - пришельца пробил пот. Он косился куда-то за мою спину. - Ви, это просто легкий заработок, так, перебиться на первое время…

- Да ладно! А мне кажется, что тут неподалеку спрятано что-то интересное. - я развернул его и подтолкнул в спину. - Веди!

Долго идти не пришлось. В том же проулке, за мусорными баками, стояла покосившаяся дверная коробка. Проем подрагивал маревом и изредка искрил.

- Куда дел двадцать человек?! Куда ты их отправляешь, сукин сын!? - резко оттолкнув Бьерджи к стене, я запустил руку под пиджак.

- Только не деатомайзер, Ви! - пришелец широко раскрыл три глаза и попятился.

- Я не шучу! - резкий рывок в сторону жертвы. Руку я все еще держал под пиджаком. - Куда?!

- На Ригель-Пять! - Бьерджи сжался, в ужасе закрываясь руками. Я немного расслабился. Стрелять я не собирался, только припугнул. Быстро осмотрел портал. Все сделано небрежно, буквально из хлама. Силовые кабели слегка гудели. Нелегальная установка телепортации, настроенная на неплохую, в принципе, планетку, с интересной культурой и пляжами. Ну, хоть в хорошее место отправляет. Вот только реверсивную телепортацию никто включить не удосужился. Придется людям лететь обратно на звездолетах. Тридцать световых лет, ага!

- Что-то я не вижу реверса, Бьерджи… - я смотрел на пришельца исподлобья.

- Включить реверс? Так он жрет энергии как… - вот ты и попался, голубчик! - Я не сам настраивал. Я такую купил. Ой вэй, Ви, ты меня за кого держишь? Выключить реверс... таки так вести бизнес противозаконно!

- У тебя весь бизнес нелегальный, Бьерджи! Сколько раз я тебя уже ловил, а? Помнишь контрабанду Исшианских личинок? У меня люди бегали по центру и жрали покрышки! На ходу, Бьерджи! А тут такое… Телепортация, незаконное подключение к энергосети, подлог документов. Антисанитария. Ты лапы свои последний раз, когда мыл?

Пройдоха виновато опустил голову. Решив его добить, я достал коммуникатор.

- Диспетчер. Расширенный анализ по последней пропавшей!

- Варвара Казакова. Землянин. Женщина. Путешествия, встречи с интересными людьми. Активная жизненная позиция. Последние посещенные места - Земля, Франция, Бордо.

- Э, брат… Да тут международный скандал! Сто процентов!

- Ну ладно, ладно... Не кипятись, Ви. - Бьерджи поднял руки, успокаивая меня. - Я все понял, сейчас все будет.

- Нет дружище! - я покачал головой. - Так не пойдет. Приставлю-ка я к тебе, на время, пару оперативников.

- Ну не надо, Ви - третий глаз Бьерджи начал часто моргать. - На шо мне детей кормить?

- Ты бесполый бадунианец, Бьерджи! У вашей расы нет детей. Я понятия не имею, как вы размножаетесь и откуда вы беретесь! Прекрати, - я прихлопнул его по лбу, заставив чувствительное веко сжаться. - Еще и гипнозом агента он мне тут решил заняться! Доиграешься - депортирую!

Бьерджи сник. Я вызвал команду оперативников с нейрализаторами и психологами. Потом отрапортовал Си. Бьерджи вынесли предупреждение, он выплатит компенсации и возместит затраты, оборудование конфискуют. Слава богу, ничего серьезного.

- Бывай, Бьерджи. - я пошел к выходу из проулка. - И смотри у меня! В следующий раз все будет по-другому.

- Ну... - я развернулся. Бьерджи, потупившись, прикрыл веки трех своих глаз. - Раз у нас все так хорошо разрешилось... Ви, не возьмешь буклетик?

Летающий ламантин

- Верни животное, сука! - я бежал по центральному проходу зоопарка Тампас Лоури к открытому аквариуму. Из него медленно, разбрызгиваясь по пути, поднималась в воздух трехметровая сфера воды. Внутри сферы безмятежно плавал ламантин, казалось, что он мне улыбался. Сферу затягивал в себя черный вытянутый ромб, чуть суженный в боках.

Черт, не успею! Выхватив оружие, я на ходу выстрелил. Заряд деатомайзера отскочил от корпуса ромба и полетел обратно в меня. Отпрыгнув за киоск в последний момент, я сильно приложился ребрами о бордюр. Ламантин, махнув на прощание плавником, скрылся в брюхе ромба. Спустя секунду звездолет резко рванул с места, уходя с места преступления в бездонный космос.

Вернув даетомайзер в кобуру, я, кряхтя и держась за бок, подошел к аквариуму.

- Срань господня! - насквозь мокрый смотритель растерянно хлопал глазами. - Пять минут как из карантина переселили в новый садок!

Мда… Ситуация. Ладно, сейчас мы все исправим. Я встал на лавку и повернулся к посетителям.

- Господа, прошу минуточку внимания. Подходите ближе! - я достал из нагрудного кармана темные очки. Во внутреннем кармане вместо нейтрализатора была пустота. Дерьмо! Ладно. Очки отправились обратно. - Сейчас. Одну секунду… Все подошли? Отлично! Благодарю вас за участие в съемках нового фантастического фильма, вы потрясающая массовка, очень достоверно сыграли! Особенно ты, Гэри.

Смотритель неуверенно улыбнулся.

- Уверяю вас, животное не пострадало, в нашей команде работают крутые профессионалы. А шар из воды видели? Круто да? Спецэффекты - огонь! Прошу вас не расходиться, сейчас подойдет наша команда, мы запишем ваши имена, чтобы указать в титрах! - я достал коммуникатор.

- Си… он ушел. - молодец, Ви! Все просрал. Прямо под носом! - За каким-то чертом он забрал ламантина и тонну воды. Что? Жиропротеиновая масса? И запить? Понял. Да, так точно. Рапорт на стол. Понял, хорошо. Отправь ко мне команду зачистки, и, только не ори, пожалуйста. Кажется, я потерял нейтрализатор…

Кэйти

- Сэр, я настаиваю! - я пытался переубедить начальника. - За последний год новые аппараты подозрительно зачастили к нам в гости. Тип неизвестен! Люди пропадают. Вы сами это заметили! Имеется предположение, что похищения связаны между собой и с делом Вестер. Есть показания свидетелей о черных ромбах! К тому же, похищения вышли за пределы Нью-Йорка, этот долбанный ламантин вам как показатель.

- Вместо поисков казенного имущества ты уже год занимаешься черти чем! - Си был в бешенстве. Таким я его не видел ни разу. - Ладно, если местные будут дурака валять! А что мы будем делать, когда секретное оборудование всплывет в соседней галактике? Все, Ви. Хватить меня бесить - марш на поиски нейтрализатора!

- Есть, сэр! - я уже было развернулся, но Си, как оказалось, еще не закончил.

- У агентов нет прошлого, Ви. Это относится и к прошлой личности. Все, что было до Бюро - должно исчезнуть. Если я узнаю, что ты продолжаешь расследование по старым делам, особенно по делу Вестер - я вышвырну тебя, предварительно «обнулив» все, без разбора. Будешь «овощем». Это понятно?

- Так точно, сэр. - я сжал зубы. Ладно, это я проглочу. В последний раз. - Я могу идти?

- Свободен.

Я вышел из кабинета начальника. Пока выходил из здания - думал. Кого же Си так покрывает? Может быть, у него свой интерес в этом деле или нет? Задумавшись, я чуть не влетел под проезжавший мимо автобус. Через весь борт тянулась броская реклама «Джорнал» с очередным заголовком: «Мой муж дважды похищен пришельцами за неделю!». Ну тебя нахер, Си! Я развернулся. Зайду-ка я в арсенал пока меня и правда, не «обнулили».

За что я люблю и ненавижу переулки Нью-Йорка, так это за возможность приватно побеседовать со старым знакомым без лишних глаз. Этот скользкий тип должен что-то знать…

- Ви, ну ей богу, ну мне-то это зачем? - Бьерджи трясся, словно лист на ветру. Не умеет невозмутимо врать. Даже скучно.

- Звони! - я выдернул у бадунианца листовки из пухлых ручек и хлестнул по лицу. - Звони, Бьерджи. Или я убью тебя.

Коротышка скорчился. Было видно, что ему очень страшно. Кое-как выудив телефон из кармана неизменной серой толстовки, Бьерджи замер.

- Ви, пожалуйста, не надо… - Бьерджи плакал. - Пожалуйста. Джиилы жестокие, очень. Ты бы видел их банки ДНК - это чудовищно.

Я достал деатомайзер.

***

Уже стемнело. К переулку подъехал черный внедорожник. Из него вышел лысый мужчина с короткой бородкой. Кожа была с серым оттенком. Одет в темную футболку, песочного цвета штаны-милитари, и ботинки к ним в тон. Практично и неброско. Дождавшись, когда он зайдет в переулок я двинулся за ним.

- Ты где, червь? - лысый оглядывал переулок. - Что ты мне наплел по телефону?

Больше не в силах сдерживаться, я с разбега ударил его ногой в спину. Пришелец охнул и на подгибающихся ногах повалился вперед. Я подхватил его и впечатал в стену.

- Ну, рассказывай, ублюдок! Если петь будешь хорошо - только депортирую.

- Мужик! Ты не охренел? - джиил пытался вывернутся.

- Ты знаешь, кто я и откуда. А я знаю кто ты. Люди. Похищения. - легкая пощечина. Так, для затравки. - Начинай.

- Ты не представляешь, как ваш вид ценится на черном рынке! Вы универсальный материал! Хочешь - ешь, не хочешь - размножайся, или экспериментируй. У вас гибкая ДНК. Вы словно пластилин.

- Вестер! Кейт Вестер! Высокая блондинка, лет тридцать. Стройная. - я схватил его за ворот, и почувствовал, что начал закипать. - Вы ее взяли пять лет назад?!

- Возможно. - джиил пожал плечами. Очень человеческий жест. Как же вы долго среди нас, ублюдки! - Стандартный представитель. Таких много. Записи мы не ведем, хватаем первых попавшихся. Пять земных циклов - это много, я не помню.

Я не вытерпел и коротко, без замаха, дал ублюдку в морду. Он заверещал и пытался вырваться. Тут меня накрыло. Я начал бить его, рискуя сломать руку. Успокоился я только когда услышал приглушенный влажный хруст. Сломал этому засранцу челюсть. Вместо лица - каша, видимо у них тонкая кожа. От кулака поднимался дымок - моя сочащаяся из сбитых костяшек кровь тлела на воздухе, постепенно смешиваясь с серой кровью джиила. Легче не стало. Значит, будем продолжать…

Спустя час, тяжело дыша, я отошел от привязанного пришельца. Достал из висящего на куске проволоки пиджака платок и вытер капли серой крови с лица. Белую форменную рубашку, заляпанную серой массой по самые плечи, стирать уже явно не имело смысла. Ну и хер с ней. Куплю новую. Потом. Оперся спиной о стену, и устало сполз на тротуар. В переулке стоял легкий туман - с потерявшего сознание пришельца натекло немало крови.

Тем не менее, он успел многое мне рассказать. Аркнет - щит, способный отражать удары из космоса. Наш непробиваемый аргумент и гарантия защиты от массовых агрессий извне. Про одиночные вылазки создатели явно не подумали. Черные ромбовидные звездолеты могли проникать сквозь щит практически беспрепятственно. Лет шесть назад они украли человека. «На пробу». И понеслась… Нескольких вернули - для отвода глаз. Больше я из него вряд ли что-то выжму. Пора кончать выродка.

- Питер, стой!

Голос, который я не слышал уже пять лет. Руки сами опустились. Я развернулся. Кейти. Моя Кейти. В грязном, заляпанном кровью переулке. Невероятно. Словно наваждение.

- Как ты… Когда…

- А это важно? - она улыбнулась. Милые ямочки на щеках, и эти озорные искорки во взгляде, которые так мне нравятся. - Не трогай его. Думаю, что он нам пригодится.

- Ямочки, Кейти. - ялыбнувшись, я с пол-оборота выстрелил в пленника. Джиила расщепило, разбрызгав по переулку серые сгустки. Вторым выстрелом сжатая энергия рванула в сторону моей жены. - Откуда у тебя такие прелестные ямочки?

Изгвазданная в крови серая толстовка упала на тротуар с противным хлюпаньем.

- Сука ты трехглазая! - как же я устал, Господи. Сил не было даже прятать оружие в кобуру. - Говорил же: доиграешься - депортирую!

Я готов к бою!

Подобрав ключи от внедорожника, я дотащился до машины. Сел, заблокировал двери. Выдохнул. Си меня живьем сожрет. Взгляд упал на небольшой прямоугольник, лежавший на пассажирском сиденье. Повертел в руках. Тонкий, полупрозрачный стеклопластик. Внезапно он загорелся приглушенным светом, видимо я его активировал, перевернув пару раз. На экране был небольшой массив символов. Записи? Дневник?

- Диспетчер! - я одел очки и вызвал Центр. - Запрашиваю крипто анализ и расшифровку. Да, смотрю на текст, принимайте. Раса джиил, ранее не известна. Ищите в архивах бадунианцев. Да знаю я! Хотел бы незаконно - не стал бы в арсенале расписываться! Сделай одолжение - не говори пока Си, у меня уже все под контролем. Завтра все расскажу.

По тексту пошла рябь, чужеродные символы сменились родным английским.

«…На этой планете я ограничен жалким набором допотопных инструментов и парой цепочек ДНК. Несмотря на примитивизм и простоту - структура ДНК невероятно пластична. С материалом можно делать что угодно! Абсолютно. Можно выращивать на его основе протеиновые культуры. Или поглощать в сыром виде. Использовать в качестве инкубатора или размножения напрямую. «Нулевой материал» для тестирования химических, биологических и прочих видов оружия - легко. Опыты с внедрением чужеродных материалов - без проблем…

Первый образец был банально съеден. Срочно требовалось пополнение микроэлементов, протеина. На первой попавшейся планете изъяли представителя. Индекс питательности зашкаливает! Было принято решение оставить маячок.

Через полцикла мы вернулись. Уговорил Т'лека провести пару опытов, и с тех пор наша команда сборщиков стала законодателем спроса на биоматериал с Земли. Да и скрыть координаты планеты было крайне полезной идеей. Вот уже шесть местных циклов мы единственные поставляем товар на Джиил'так. Влияние, доход и расположение! Что будет дальше? Организуем ячейку в Конгломерате? Гегемония? Поглощение? Перспективы. Одни лишь перспективы!

Как говорится у этого вида: большее начинается с малого.

Подумать только, куда может завести нас обычное желание перекусить на ходу!»

Вот же ублюдки! С этими записями у меня есть шанс выйти сухим из воды. Убивать пришельцев направо и налево у нас не принято. Даже таких отмороженных. Но, что бы мне наверняка не надрали задницу, нужно найти их лабораторию и, мать его так, нейтрализатор. Найду, но сначала в душ, переодеться и поесть. Поспать я уже не успею.

Удивительно, сколько всего можно передумать в душе за пятнадцать минут.

Горячие струи смывали присохшую кровь и худо-бедно выгоняли из мышц усталость. Из головы никак не шел жест джиила. Да и внешность уж очень человеческая. А с какой стати к нам слетается столько отребья? Уж не «купол» ли Аркнет тому виной? А что, удобно. Планета с атмосферой, водой, изолирована от серьезных воздействий мощным полем. Служба безопасности опять же своя имеется. А что бы местное население не возмущалось, и не хваталось за вилы - у нас специальный отдел по адаптации есть. Как же все сходится!

Хотя… Фантазия у природы бывает похлеще нашей. Вот те же Исшианские личинки, что б их черти драли! Для некоторых пришельцев - деликатес. А для людей - относительно полезный паразит. По виду и по вкусу - обычные мелкие креветки. Можно легко спутать. Если слопал живую личинку - она выделяет коктейль из нейролептика и сильнейшего анестетика. Впивается под язык и со временем замещает его полностью. Мимикрируя и исполняя все функции органа. Куда девается язык? Она его съедает. А ты ничего не чувствуешь! Ужас! Чем полезна? Хм. Знаешь людей, у которых «язык без костей»? Их чертовски тяжело переспорить, ты словно споришь сразу с двумя людьми. Эта тварь обладает зачатками пси-связи и ускоряет твои мыслительные процессы. Каково, а? Иногда они слетают с катушек и, рискуя жизнью носителя, жрут резину. Не знаю почему. Даже не спрашивай.

Или гронды. У них на планете нет процесса брожения. Так они летят к нам за три парсека, что бы надраться и побуянить. Их планетарное правительство даже путевки выдает, за заслуги перед обществом! А итиланцы обожают запах кошачьей шерсти. Он для них словно экстази с кокаином. У них в квартирах, тут, на Земле, живет как минимум дюжина котов - не меньше! А потом коты мутируют и начинаются проблемы...

Я закрыл воду, обтерся и одел свежий костюм. В холодильнике нашелся один шарик ксталла. Вот это здорово! То, что нужно. Запихнув его в рот целиком, я раскусил желатиновую сферу. Высокопитательная смесь с энергетиком почти мгновенно попала в кровь сквозь слизистую. По пути к выходу я проверил оружие и очки. Не забыл новую игрушку, прихваченную утром из арсенала. Все, я готов к бою!
Доктор Ричардс

Глянув в зеркало перед выходом заметил, что пора бы уже привести себя в порядок. Потерял пяток килограммов с этой беготней. Отросшая борода на щеках. Да и постричься не мешало бы. Потом, все потом!

Выскочил на улицу. Сел за теперь уже мой внедорожник. Связавшись с диспетчером, надо будет проставиться - отличный парень, я запросил сводку по завышенному потреблению электроэнергии. Лаборатория должна «есть» просто неприличное количество электричества. Попутно узнал, что Си объявил меня «агентом на отдыхе». Значит, если я налажаю в своем расследовании - всех собак повесят на меня. Если вырулю ситуацию - дадут премию. Может быть.

Проверив пару адресов я не нашел ничего интересного. Ну, «майнят» парни нелегально, кому сейчас легко? А вот третий меня осчастливил. Четырехэтажный складской комплекс. На отшибе. И прямо у облезлых дверей скучали два парня. Нет, тут ничего не происходит, они просто покурить вышли. Ага. С ними я справился быстро. Но вот потом…

Пройдя два этажа, я уже успел завалить пяток парней. Ничего необычного - просто люди. Наемники, скорее всего. Через каждые метров двадцать - камеры, кто-то явно любит подглядывать. На третьем этаже меня ждал сюрприз. Три существа. Помесь гиены… с насекомым? Сквозь плотный мех высокой холки торчал гребень, бросая приглушенные матовые блики, словно хитин. Из раскрытых пастей вырывался сдавленный вой, переходивший в стрекот. Судя по величине и окрасу - с одного помета, или вообще клоны. Спрашивать было некогда.

Самый резвый получил заряд деатомайзера в морду. На большее меня не хватило. Еле увернулся от второго, который умудрился выбить у меня оружие, попутно располосовав мне и пиджак и предплечье. Теперь я стоял между двух чудовищ. Второй нападавший, чуть подался вперед, наступая лапой на мою пушку. Металл жалобно застонал. Корпус деатомайзера надсадно крякнул и треснул. Так, поиграли и хватит. Резко опустив руки вниз, я активировал брастлеры. Выглядят эти штуки как тонкий браслет или ремешок от часов. После активации наноботы выстраиваются в боевой порядок. На руках у тебя появляются наручи, переходящие в острые лезвия, длиной десять дюймов. Эффектно и эффективно.

Не став дожидаться, когда твари очухаются, я побежал направо, к самой здоровой. Уйдя влево от мощного выпада лапой, я оттолкнулся от стены и ударил монстра локтем по голове. Клацнули зубы, брызгая слюной, а я уже загнал в основание черепа лезвие брастлера. Осиротевший мутант несся ко мне из конца коридора. Две секунды и он прыгнул. Ой, зря. Сделав короткий рывок навстречу, я упал на колени, и, подняв обе руки распорол нападавшего надвое.

Четвертый этаж встретил здоровяком. Видимо, он последний. Я с разбега врезался в оставшегося противника. По инерции, проскочив пару метров, мы ударились в двери, распахнувшиеся под нашим натиском. Еще в полете я вогнал два тонких лезвия в грудину здоровяку. Мы рухнули на пол, пачкая кровью белоснежный пластик. Тяжело дыша, я поднялся на ноги. Осмотревшись, я стряхнул с оружия кровь, налипшие куски внутренностей, переложил очки в нагрудный карман и перевел их в режим записи.

Лаборатория состояла из двух помещений, разделенных крохотным коридором. В отличие от сверкающего белизной стерильного помещения с реактивами, залитого ярким безжизненным светом, вторая часть была сущим адом. Тускло перемигивались приборы, вдоль дальней стены стояли четыре стола.

На них я разглядел женские тела. Вместо нижней половины к каждой из них прикреплена большая емкость из стеклопластика, наполненная белесой мутной жидкостью. Стену справа занимали мониторы, на экране нескольких я заметил коридоры, забрызганные кровью. Камеры выведены сюда, понятно. Левая стена - своеобразный стенд с «трофеями». Колбы с заспиртованными уродцами, промежуточными стадиями и прочими ужасами. Все помещение, за исключением центра, едва освещалось. В центре, на операционном столе лежала еще одна женщина, по всей видимости, без сознания. Над ней склонился среднего роста блондин в белом халате, что-то бормоча. Увидев меня, он расплылся в улыбке.

- Наконец-то. Агент, а вы управились раньше, чем я рассчитывал! Отличный образец. Лучше, чем эта гора мяса. Да что там, вы куда лучше даже моих зверят!

- Забавные, тут соглашусь. А ты у нас кто?

- Доктор Ричардс, рад знакомству, - доктор медленно обходил стол, стараясь, что бы тело несчастной все время было у меня на пути. - Как вам моя обитель?

- Сносно. Это что? - я кивнул на четырех женщин.

- О! - Ричардс оживился. - Это великолепная работа! Моя гордость. Инкубаторы. В них я могу проводить эксперименты и выращивать клонов. Как раз сейчас, в третьем от вас, у меня спеет клонеденица. А в остальных так, пара идей с мутациями… Кстати! Мои питомцы - одна из таких разработок.

- Зачем? - в лаборатории было жутко, и я нервничал. Адреналин и ксталл делали меня неразговорчивым.

- Джиилам нужны не только мясо и самки. Им нужны исследования, агент. За них они очень хорошо платят.

- И сколько же? Неужели такой крутой специалист работает за бабки?

- Дело не в деньгах, нет. - доктор улыбнулся. - Бессмертие! Мне осталось всего-то лет пятнадцать, и я достигну его.

- В каком смысле, бессмертие? - за спиной Ричардса лицо одной из жертв исказилось в гримасе боли. Сука! Надо с ним кончать. Но как же поет хорошо, надеюсь, в очках места на запись еще осталось.

- Жить вечно, понимаете? - доктор мечтательно окинул взглядом потолок. - Бессмертие это ключ ко всему! К безграничным знаниям, к глубокому космосу. Ну, выйдет человечество в космос - и что? На что ему космос, когда не дано вечности? Как он будет перемещаться? Все самое интересное в световом столетии от Земли. А как он будет постигать тысячелетние мудрости других цивилизаций? В конце концов, бессмертное существо становится идеальным существом. Количество познанного, рано или поздно перейдет в качество.

- Таких, как ты, опасно пускать космос. - меня передернуло.

-А таких, как ты можно? - доктор хохотнул. - Ты себя со стороны видел? Машина для убийств. Тебе без разницы кто перед тобой. Человек, робот, пришелец.

Хм, в чем-то он прав. Ну и что? Я начал чувствовать легкую слабость - ксталл переставал действовать.

- Бессмертие, говоришь… - я состряпал задумчивую мину, стараясь не выглядеть угрожающе, хотя это сложно - я был весь покрыт кровью. Руки с оружием я уже давно опустил. - То есть, тебя колят какой-нибудь дрянью, и ты Дункан Маклауд?

- Что-то типо того, да. - генетик смотрел недоверчиво. Ну, еще бы, почти переубедить агента. Тут кто хочешь засомневается.

- Да к черту все! - изображать агента в бешенстве мне - раз плюнуть! - Начальство меня в грош не ставит, таким как вы чуть ли не зад вылизывает. Почему бы и нет? Может мне тоже хочется, если не бессмертия, так хоть адекватного вознаграждения! Где расписаться?

Я небрежно направился к доктору. Не веря в удачу, он чуть отшатнулся, но через секунду уже шел навстречу.

- Поздравляю, агент! Нам нужно будет сменить место, эта лаборатория уже рассекречена, да и грязновато тут. Инкубаторы придется уничтожить, ну да ладно, новые создать не проблема. Вот только подружку с собой заберу. Элиза, нам пора… - он взял лазерный скальпель и принялся отрезать голову распластанной на столе жертве. Весь поглощенный процессом, он почти не обращал на меня внимания. - Как, кстати, вас зовут?

- Питер. Питер Вестер, ублюдок ты конченный! - я рванул к столу и, резко вскинув правую руку, глубоко пропорол доктору брюхо брастлером. Ричардс безуспешно пытался собрать выпавшие кишки и одновременно сдержать расползавшиеся края чудовищной раны. - Твои хозяева сожрали мою жену. А я сожру их, чего бы мне это не стоило!

С тихим стоном доктор Ричардс осел на пол. Казалось, что он не чувствует боли, лишь удивление. Лицо, испещренное шрамами разгладилось. Глаза постепенно стекленели, под телом уже набежала приличная лужа крови. Развернувшись, я быстро вышел. Не могу больше там находиться. Коммуникатор завибрировал.

- Слушаю. Да, все закончилось. Понял. Тут просто кошмар. Высылайте зачистку. Все документы мне на стол. Отосплюсь - сам с ним поругаюсь. Все, отбой.

Прочь отсюда. Даже чистильщиков дожидаться не буду. Снова в душ и спать. Минимум сутки.

Дядя Ви

Я судорожно мазал два сэндвича разом. Один с арахисовым маслом и джемом, второй с джемом и арахисовым маслом. Тут главное не перепутать, иначе скандал будет вселенского масштаба! Плип и Плоп - мои названные племянники из созвездия Псов. Си решил, раз уж я «на отдыхе», то смогу приглядеть за детьми барканианского атташе. К тому же, парни были мне симпатичны. И развеюсь заодно. Надоело пришельцев убивать.

- Дядя Ви, ты скоро? - жалобно тянул Плип.

- Не мешай ему, братец. - деловито сопел Плоп. - Там очень сложный процесс.

Сквозь легкий налет паники я улыбался. Люблю я их. Каждому под сотню Земных лет, а ведут себя словно дети малые. А по меркам своего народа они несмышленыши. Я обрезал корку и повернулся к столу. Две пары бездонных темно-сапфировых глаз с жадностью смотрели на угощение.

- А попить, дядя Ви? - Плоп насупился.

- Секунду, у меня не четыре руки! - я метнулся к холодильнику за шоколадным молоком.

- А жаль... - картинно вздохнул Плип.

- Вы молоко хотите? - я встал на пол-пути. Ушастые головы дружно кивнули. - Тогда ешьте молча, потом поиграем. А если подколы продолжатся - за рогами не буду чесать!

- Хорошо, дядя Ви. - чесать за рогами для племянников весомейший аргумент. - А ты трубочку нам дашь?

- Иисусе! Вот держите.

- Спасибо!

С едой было покончено за пару минут. Перейдя с кухни в гостиную, парни лежали на диване, сонно моргая и гладя полные животики.

- Дядя Ви?

- Что?

- А все люди странные или только ты такой один?

- В каком смысле?

- Ну... - Плоп тяжело перевернулся на бок и сдул упавшее на глаз ухо. - Мы пока летели с папой, к тебе в гости, смотрели этот...

- Туюб - Плип подсказал брату слово. Я не стал поправлять - обидятся.

- Ага. Вот скажи, зачем вы, ну люди, суете палец котам в рот, когда они зевают?

- А... - а действительно, зачем? Я не успел сформировать мысль. Меня перебили.

- У вас вкусные пальцы и вы даете котам попробовать? - Плип резко вскочил на ноги. - Дай палец попробовать!

Две милые мордашки невинно улыбались. Я бы поддался, если бы не ряды острых зубов.

- С чего ты взял, Плип? Обычные пальцы.

- Жаааль. - снова эти жалостливые стоны. Ну, брат, меня таким не проймешь. - Дядя Ви, а те, кто суют пальцы в рот котам, когда вырастут, суют голову в рот львам?

Я задумался. В логике ему не откажешь.

- Знаешь, дружище... Это трудный вопрос для человека, неразрешимый для всего человечества. Рот кота создан для того, чтобы совать туда пальцы, когда он пытается зевнуть. В Древнем Египте жрецы поклонялись котам. И они выяснили, что засовывание пальца в рот зевающему коту поднимает настроение, улучшает кровообращение и способствует увеличению продолжительности жизни. - братья глядели на меня во все глаза, приоткрыв рот. Вот ну верят всему что скажу, того гляди за котом побегут и лапы совать в пасть будут. - А если по правде, то уж если так широко открыта пасть, то надо коту что-то дать! Вот первое, что есть - палец. А была бы рядом колбаса, то дал бы кусочек колбасы.

- Ну, точно, вкусные пальцы! - Плоп плотоядно облизнулся. Фиолетовый раздвоенный язык ящерицей мелькнул между острых зубок. - Вкуснее чем салями!

- Господи, Плоп! Хватит уже! Свои пальцы не дам!

- А салями?

- Вы только поели!

- Мы проголодались, - Плип похлопал себя по животику. - Все эти бесконечные разговоры про пальцы...

- Закажу пиццу. - я сдался. Буду кормить этих милах до самого утра. Лишь бы пальцы сохранить!

- Двойную пепперони! С двойным сыром! - Братья забегали по диванчику. - А еще...

- Двойную салями! Понял уже. - Я пошел за телефоном. - Сходите на кухню, там, в нижнем шкафу, стоит двухлитровая бутылка пепси. Тащите ее сюда.

- Ты лучший дядя в этой галактике! - Барканианцы на перегонки рванули на кухню.

Пока я диктовал адрес и шел обратно - было подозрительно тихо. Я уже начал волноваться, но тут, пушистые племянники в полном изумлении вышли с кухни сами.

- Дядя Ви, а зачем тебе столько? - Плип тащил за собой большой пакет, битком набитый пакетами поменьше...
«Чечестер»

Бар «Чечестер» славился в трех галактиках. Минимум. Слава о нем гремела не переставая. Хозяин, почтенный литениец, каждый сезон придумывал такое...

Я сидел в бирюзовой зоне. Цвет мне не особо нравился, но набор привилегий с лихвой окупал недостатки. Отец Плипа и Плопа, господин Плюп, был крайне вразумительным барканианцем. Наслушавшись восхищенных взвизгов, глянув на мой дергающийся глаз и постоянное желание засунуть руки в карманы поглубже, честно выписал мне проходку высшего ранга. Почтенный Брентл был его старым приятелем. Где-то, когда-то, они что-то охраняли от пиратов. Или грабили конвои. Очень неразборчиво он произнес последнюю фразу. Мечтательно так, да и в барканианском я не силен.

На столике стоял коктейль. С виду ничего необычного. Чуть красноватая жидкость. Тентаклей нет, глаза не мигают, кровью не брызжет. Просто коктейль. В высоком бокале. Легендарный «Литенийский черный». Сказка, а не коктейль. Господин Плюп, передавая мне ВИП-браслет, рекомендовал именно с него начать, а дальше как пойдет. Из-за коктейля, поговаривают, развязалась война. Межгалактическая. Попробовав его впервые, ты вспомнишь свое самое удивительное воспоминание и проживешь его заново. Вот только самое удивительное может быть не очень приятным. А учитывая специфику моей работы... Короче, смотрел на коктейль я уже минут двадцать. К черту! Я тут с неограниченным лимитом! Нетвердой рукой я поднес бокал к губам, пахло свежими персиками...

...И сквозь подернутые свежим снегом заросли, через прицел объектива, увидел я чернобурку, охотившуюся на мышей. Тонконогую, изящную, и по-звериному прекрасную. Солнце играло лучами на черном мехе, заставляя его сверкать серебром. Залюбовавшись, я забыл про фотоаппарат, и мой внутренний ребенок невольно издал вздох, полный восхищения. Лиса заметила меня и повернула в мою сторону голову. Я встретился с ней взглядом. Блеснули янтарем глаза, полные жажды жизни...

Я выпал из видения обратно в зал «Чечестера». Едва дыша от пережитого. Кожа покрылась мурашками, я чувствовал озноб. Ошарашенно покрутил головой. Вокруг мешанина из звуков музыки, неона, и разнообразия гостей, как людей, так и пришельцев. И тут я наткнулся на взгляд. Взгляд прирожденной охотницы, янтарными сполохами опаляющий мое сердце. Секунды три спустя, я с трудом смог отвести глаза, и, хотя бы посмотреть, кто так меня поразил. У барной стойки сидела ксантарианка, в маленьком чёрном платье и сапогах - чулках. Она с интересом наблюдала за мной. Черт!

Не знаю, что толкнуло меня, но я подошел к ней.

- Я не буду оригинальным, и я уверен, что вам это говорили миллион раз, но... вы бесподобны...

- За вас говорит «Литенийский черный». - незнакомка улыбнулась и поймала губами соломинку. Чуть пригубив напиток, она улыбнулась. - Вы только что из воспоминаний вынырнули. Подождите минут пять - отпустит.

- Вы не поверите, но я не хочу ждать. - я сам себя пугал. Представители расы ксантарианцев невероятно привлекательны и сексуальны. У них животный магнетизм. Противоположный пол, не зависимо от вида, теряет голову. Женщины - ксантарианки выбирают партнера один раз в жизни. Но прежде, чем он найдется, они перепробуют множество вариантов. В прямом и переносном смыслах. Заговорив с ней, я начал игру в «русскую рулетку». Но мне было плевать. Чертов «Литенийский черный»! - Можно я присяду? Первый раз в жизни пью нечто подобное.

- Конечно. - она снова улыбнулась. Как это у нее здорово получается. Я сел рядом.

- Меня зовут Ви.

- Таури. А «Звездный экспресс» не пробовал?

- Если честно, - я наклонился к ней и заговорил громким шепотом. - Я тут вообще первый раз. Но чертовски хочу тебя угостить чем-нибудь интересным...

...В смехе ее слышался горный ручей, чистый и холодный, словно кубики льда в бокале. И казалась она такой неприступной в своей элегантности, и чарующей дьявольской красоте, что я боялся. Боялся и все равно шел вперед, подстегивая себя адреналином и алкоголем. Густые волны каштановых волос, янтарные глаза, жгущие, словно угли. Я летел на их свет, как мотылек, в неистово ревущее пламя... Карминово-красные губы чуть приоткрывали жемчужные зубки, когда она улыбалась. Я понял, что сердце мое попалось, словно неосторожная мышь.

Невзначай, наши бокалы отставлялись и отставлялись, и нам приходилось тянуться к ним все дальше и дальше. И в очередной раз, протянув свою руку к бокалу, я случайно прикоснулся к ее прохладным пальцам. Отдернул, но тут же схватил их снова, словно утопающий спасительную соломинку. И почувствовал ответное пожатие.

И если подумать, то столько всего стоит на пути двух человек. Ладно. Человека и ксантарианки. Не суть. Вот... все эти ваши условности, переживания и сомнения. Стоит только взять другого человека за руку, чуть по-другому заглянуть в его глаза и все. Все, что казалось таким несокрушимым и неподъемным рассеивается и тает, словно утренняя дымка. После того, как наши руки так неловко встретились, я вновь посмотрел на нее. И там, там глубоко, под маской обольстительной хищницы, я увидел такого же ребенка, который жил внутри меня, и так радовался редким приездам племянников. Ребенка, который хотел только одного. Что бы его крепко обняли и прошептали, что теперь все и всегда будет хорошо…

Трансфигурация

Я шел по городу в час пик. Вонь белково-углеродных организмов невыносимо жгла легкие. Невероятный потенциал заточен в такую странную форму… Некоторые весьма интересные, тут я спорить не буду. Вот этого, и вон ту, я бы съел. А вот с этой генетически разнообразил бы фонд. Телефон в кармане истошно завопил. Бьерджи. Трусливый червяк. Но полезный.

- Да! Говори.

- Это я. Бьерджи. У меня тут, ну здесь, есть пара интересных особей. Посмотришь, а? Только сегодня. Сейчас.

- Опять старухи? Будет как в прошлый раз – вырву тебе что-нибудь. Ладно, скоро буду.

Мерзкий бадунианец. Надоел он мне. Нужен другой агитатор. Скажу на днях Т'леку. Я прошелся дальше, до припаркованной машины. Примитивная техника! Но красивая. Странные они. Сочетание несочетаемых факторов. Статистическая ошибка или гений создателя? Какая мне разница, пока у них индекс на бирже Джиил'така выше сотни!

Я приехал на место и прошел в грязный переулок.

- Ты где, червь? - я оглядел переулок. - Что ты мне наплел по телефону?

Внезапно кто-то ударил меня в спину. Я охнул. Не давая мне опомниться, меня схватили и впечатали в стену.

- Ну, рассказывай, ублюдок! Если петь будешь хорошо - только депортирую.

- Мужик! Ты не охренел? - агент! Плохо. Сеть раскрыли, попробую вывернуться.

- Ты знаешь, кто я и откуда. А я знаю кто ты. Люди. Похищения. – агент дал мне пощечину. - Начинай…

Сеанс трансфигурации закончился. Я был весь мокрый от пота. Ничего нового я не узнал.

- Си, по нулям! - я крикнул в стерильный потолок. – Давай еще!

Буду запускать модуляцию до тех пор, пока не наткнусь на что-то действительно стоящее. Ну, поехали…

Я шел по городу в час пик…

Пылающий взгляд

Результатами этого года я был доволен. Благодаря установке транфигурации и модуляции памяти, я смог таки раскрыть дело джиилов. Ак'сул, так звали пришельца из переулка, чей внедорожник я честно отобрал, врал мне как сивый мерин. Они вели записи. В них я нашел свою бывшую жену. В сравнении с другими жертвами похищений - она легко отделалась. Убита, при попытке похищения. Тело не тронули. Я нашел место и похоронил останки по-человечески.

Си, на пару с юристом господина Плюпа, составили разгромные заявления, и Совет галактических федераций изолировал Джиил'так от торговли. Для расы торговцев это как серпом по…. В общем, лучше бы аннигилировали.

Узнав, что я встречаюсь с ксантарианкой, Си долго орал, что агенты Бюро обязаны уведомлять о любых связях с внеземными представителями, что теряет лучших агентов, что я еще молод и мне строить карьеру. Странный у меня шеф. Я вроде бы не собираюсь на покой. Прооравшись, он зачем-то пересмотрел график моих дежурств. У меня стало чуть больше свободного времени.

Плип и Плоп прилетали в гости еще пару раз. Познакомил их с Таури. Эти трое нашли общий язык моментально. Ксантарианское обаяние, что тут скажешь. И мои ночи стали еще суетливее. Потому что Таури вызвалась угощать братьев домашней едой. Мы устроили кулинарную битву. Я впервые увидел действительно сытых барканианцев. Зрелище невероятно умилительное и умиротворяющее. Надо обязательно повторить!

Таури упорно звала меня Ви. Она считала, что это имя мне больше подходит, да и вообще, Питер не мое настоящее имя. Раз в месяц мы выбирались в «Чечестер». Почтенный Брентл, как только узнал, что ксантарианка и человек познакомились в его собственном баре, да еще и после «Литенийского черного», встретился с нами и открыл кредит на смешных условиях. Уходя из его кабинета я слышал, как он хохотал. Сквозь смех доносились обрывки фраз: «амброзия», «напиток любви». Уверен, что хозяин «Чечестера» будет бессовестно трезвонить об этом на каждом углу, увеличивая и без того вселенскую славу заведения.

***

- Все, я пошла. - моя подруга вышла из комнаты в легком золотом платье. - Закрою проект и сразу домой. Буду через неделю.

Мы с племянниками как сидели, так и застыли. Кто-то из них закрыл мне рот. Наверное, Плоп. Спрошу у них потом, когда налюбуюсь.

- Я люблю тебя, моя неземная красавица. Ты просто невероятная женщина. - кожа Таури едва заметно засветилась. Ксантарианцы излучают красивый свет, когда испытывают сильные эмоции. Таури подошла ко мне, сияя, словно солнце. Чмокнула в щеку и ушла. Глаза на прощание полыхнули янтарным пламенем.

Дверь закрылась, а я задумался. Крепко. В глазах женщины я чаще всего встречал три вида пламени.

Первый - самый простой. Бирюзовые искорки любопытства и солнечные всполохи озорства, что зажигаются после пары бокалов вина или хорошей порции виски. Такое пламя легко зажечь интересной беседой, неожиданным уместным комплиментом или приятным маленьким подарком. Под переливчатый звон смеха, в глазах у собеседницы вереница искорок стремительно собирается в хоровод, распадается и снова кружится в танце, словно крохотный рой светлячков. Это невероятное, изумительное зрелище. Такие искры я видел в самую нашу первую встречу и когда дарил цветы. Таури их любит. На Ксантаре цветы - очень большая редкость.

Второй - самый эффектный. Низко воющее багровое пламя с чадящими угольно-черными клубами дыма. Словно костер инквизиции, или адский напалм, жадно пожирающий плоть, он уничтожает чувства, душу и разум, но, неизменно приносит спасительное очищение. Это пламя, восхитительное в своей всепоглощающей мощи, зажечь еще проще. Достаточно глубоко ранить женщину. Но остаться в живых, после того, как попадешь под испепеляющие волны женской ярости дьявольски трудно. Нечто похожее я видел, когда моя женщина оторвала руку особо рьяному поклоннику, мне в это время достался «разговор» с его приятелем. На память шрам остался.

Третий вид - самый опасный и самый красивый. Это алое пламя страсти. Чистое. Неземное. Пламя страсти не дает яркого света. Оно лишь превращает чернильную ночь в мягкую полумглу, позволяющую милосердно скрыть острые грани. Алые отсветы загораются, когда женщина, медленно снимая белье, входит в комнату, и крадется по постели за тобой, сверкая глазами, словно хищница за добычей. Пламя сияет, когда она тянется к тебе за своим поцелуем. Бушует, когда прохладные пальцы жадно изучают твою шею и плечи, а прелестные коготки впиваются в твою кожу, и ты чувствуешь ее горячее дыхание на своей щеке. Твое имя, тихо слетевшее с губ, каленым железом отпечатается в сознании и мыслях. И ты будешь с гордостью носить это клеймо в себе, будешь тайно поклоняться ему. Тут я тактично промолчу и густо покраснею…

Пламя страсти зажечь очень тяжело. Мало просто поймать «ритм» тела, мало знать предпочтения женщины, ее зоны и точки. Нужно позволить пламени плавить ваши маски белого воска, оголяя истинные лица и открывая сердца, выпускать вашу тьму из глубин. Именно этим и опасно алое пламя страсти. Если увлечься сверх меры, ты сильно рискуешь стать рабом собственной тьмы. Но, видеть, как в глазах напротив рождается алое пламя страсти - это наивысшее наслаждение...

Но Таури… У нее, помимо всего прочего, был четвертый вид. Тепло домашнего очага. Это как хорошие угли. Они тлеют, даруя ровное тепло и уют. И превращаются в пламя страсти, стоит лишь слегка подуть на них. К такому очагу тянет. К нему хочется вновь и вновь возвращаться, следить за ним, оберегать, поддерживая жизнь. Иногда, по утрам я просыпался от запахов с кухни. Тихо лежа в постели, слушая, как она готовит и что-то еле слышно напевает, я наслаждался этим теплым чувством. Чувством, что у тебя есть Дом, в котором тебя ждут…

- Да не окуклился он! - Плип шипел на брата. - Зуб даю!

- В смысле не окуклился? - Плоп недовольно сопел. - Смотри, не двигается уже минут десять! Он начал уже, как пить дать!

- Ну-ка, тихо мне тут! - а братья-то нахватались словечек от меня. Я встал. Надо еще подумать. Хотя, что тут думать. Ксантарианки выбирают одного партнера на всю жизнь. Я же говорил - русская рулетка. - Парни, у меня к вам есть просьба…

Рассказав все племянникам, я ожидал чего-то подобного, но реальность переплюнула все. Плип и Плоп замерли. Медленно они повернулись и посмотрели друг на друга. Недоумение на их мордочках сменилось пониманием, а секундой позже они заметались по квартире, неистово визжа от восторга.

- Дядя Ви! Мы достанем тебе самый огромный! - братья скакали со стула на стол и обратно.

- Нет! Самый красивый! - внезапно они остановились и, схватившись за лапки стали плясать по кругу - Ригелийский! Да-да-да!

- Плип, Плоп. - я аккуратно снял обоих со стола. И скорчил злобную рожу. - Я надеюсь, что вы будете молчать в тряпочку, потому что, если хотя бы один из вас проболтается Таури, я вам бошки ваши рогатые и мохнатые поотрываю!

- Дядя Ви, ты меня пугаешь! - Плип заерзал

- Мы могила, дядя Ви! - Плоп перекрестил сердце.

- Отлично, закажу пиццу! - я спустил своих будущих подельников с рук на диван. Пицца их доконала - племянники растаяли, из сапфировых глазок потекли скупые барканианские слезы счастья.

Через пару дней они улетели. Неделю я маялся. А когда Таури приехала, так я вообще издергался. Кажется, она начала что-то подозревать. Или это я перешел в режим ярко выраженной паранойи. Через две с половиной недели в Бюро пришла посылка. К ней прилагался аудиофайл.

- Дядя Ви, привет! - из микро наушника я слышал племянников. - Ты будешь ругаться, но мы не могли держать в секрете ТАКОЕ от папы. Он посоветовал нам одного мастера. Мы сделали все-все по-другому. Поверь, так лучше. Папа сказал, что в «то самое» время ты все поймешь сам. Не знаем, что это значит. У вас, взрослых, свои заморочки. И еще. Папа обидится, если вы не позовете нас. Отбой, дядя Ви!

Вот же засранцы! Улыбаясь, я открыл закодированный на мою ДНК контейнер. Внутри, был ригелийский опал. Не очень крупный, но, черт возьми, от него невозможно было оторвать глаз. Абсолютно черная сфера в круглой оправе на тонкой цепочке. Камень словно бы «пил» любой свет, который падал на его поверхность. Интересно…

В очередное утро, притворившись спящим, и дождавшись, когда Таури пойдет на кухню, я встал и тихонько достал из-под матраса крохотный мешочек. Выудив из него украшение, я глянул в зеркало. Сука, как же страшно! Пожелав себе удачи, я прокрался в кухню. Таури стояла ко мне спиной и резала фрукты, мурлыча под нос незнакомую мелодию. Подойдя к ней вплотную, я осторожно положил голову ей на плечо. Она отложила нож и, словно кошка, потерлась щекой об мою. С закрытыми от нежности глазами. Идеальный момент. Я быстро накинул на шею Таури цепочку и защелкнул магнитный замочек. Она распахнула глаза, полыхнувшие янтарем, и прижала руки к черной сфере на своей шее.

- Что это? - Взяв украшение в руки, она смущенно разглядывала его.

- Таури, выходи за меня.

Кожа любимой замерцала и вспыхнула ярким золотистым светом, я все понял без слов. Черная сфера мигнула, и тьма рассеялась, открывая взору красочное многоцветье космоса. Внутри камня медленно вращалось и перемигивалось огнями крошечное звездное скопление.

Made on
Tilda