Дарья Соловьева
Красная королева
Еще чертову дюжину лет назад я не могла и мечтать о том, что я имею сейчас. Деньги, власть, уверенность в завтрашнем дне. Вышагиваю по вымощенной камнями мостовой, приподнимая подол походного плаща. Прохожие оглядываются с любопытством — нечасто встретишь бархатные плащи до земли.

… А в вокруг шепчутся «Она такая плохая-плохая». И пусть.

Шаг уверенный, голова высоко поднята, а взгляд скрывает черная вуаль на широкополой шляпе. Останавливаюсь и оглядываюсь вокруг. Солидный пожилой мужчина снял шляпу, поздоровавшись со мной. Улыбаюсь и отвечаю тем же. Завязывается разговор.

… Он говорит не бросать то, что мне пригодится.

Ныряю в переулок. Тут безлюдно и тихо. Тишину разрывают лишь бранные песни изрядно подвыпивших гуляк да стоны портовых девок. Раньше меня это чертовски смущало, теперь нет. Захожу в злачный бар и киваю бармену за стойкой. Он тотчас же передает что-то официанту, меня сопровождают за двери.

— И что вы хотели мне сказать? — интересуюсь я, скидывая плащ.

— Лишь принес документы, которые вы просили. Было нелегко перевезти их из Швейцарии. Повсюду полицейские ищейки, — отвечает мне мужчина, глотая залпом виски из бокала.

— Боже, да вас бы не заподозрили, не подавай вы виду, — отвечаю я, посмотрев на него. Он заметно выпрямился, стоило мне посмотреть на него. Вскинутые брови, взгляд, будто в душу смотрящий. Он боялся. Я знаю.

— Это все глупые игры, — небрежно бросил он и налил себе еще виски. Принесли вермут.

— Благодарю, — отвечаю официанту с улыбкой, а потом смотрю на собеседника. — Кто играет в глупые игры, выигрывает глупые призы, не так ли? Вопрос на засыпку, могут ли глупые игры приносить огромные деньги и безграничную власть?

Я откидываюсь на спинку дивана и закидываю ногу на ногу. Изучающе на него смотрю, улыбаясь уголком губ. Покачиваю бокалом, время от времени делая глотки.

— Монетка за монеткой. Каждая бумажка орудие моего преступления. Я спасала и спасаю таких людей от безнадеги, что вам и не снилось. А они лишь благоговейно молчат, смотря на меня.

— Вы Красная королева?

— До вас только что дошло, с кем вы имеете дело?

С каждым словом я наклонялась все ближе и ближе к собеседнику, с лица которого в мгновение ока сползла улыбка.

— Вы шутите! Вы не могли! Чем вы занимаетесь?

— Взгляните на бумаги.

— Незаконный оборот валюты. Да вас на каторгу сошлют!

— Меня нет. По крайней мере, пока до Скотланд Ярда не дойдет. Доброго вечера.

Одернув платье, я залпом выпила остатки вермута и вышла прочь, забрав папку с документами. Сегодня с ним разберутся. Шиллинг за шиллингом. Фунт за фунтом. Красная королева в узких кругах и леди Уэнрайт в людях.

***

В какой-то момент до меня дошло осознание, что кончина близко. Я стояла у могилы мужа. Я владела этим миром, я могла быть спокойна за себя и своих близких. Дети в Швейцарии, муж там, где его уже никто и никогда не достанет. Осталась только я, стоящая на посыпанной песком дорожке в черном платье и туфлях. На руках кружевные перчатки, а за спиной пустота.

— Никогда не нужно отчаиваться. Нужно держать спину прямо. Лицо должно быть холодным, мраморным, в маске. И тогда никто не сможет причинить тебе боль.

Только я устала. Устала так жить. В постоянной тревоге. Я появляюсь в лучших домах Англии, все думают, что я очень счастлива. Они судят по идеальным стрелкам на глазах, по алой помаде на губах. Но они никогда не заглядывают глубже, в душу.

Красная Королева, словно Макавити в кошачьих кругах. Вечно неуловимая, но такая прекрасная. Сшибает с ног уверенностью, оглушает стуком каблуков по мостовой и уничтожает взглядом. Она путает карты Скотланд Ярду и сбивает с толку полисменов. Неподвластная закону Красная королева, в руках которой вся Англия.

Красная королева, за которой тянется шлейф из крови, которую она никогда не проливала. Красная королева, за которой тянется шлейф запаха кроваво-красных роз. Красная королева, за которой тянется шлейф из людей, которым она помогла и которых она заставила ее ненавидеть.

— Я устала.

Глубоко выдыхаю и направляюсь к кэбу, где меня ждет кучер. Домой, домой, домой.

— Леди Уэнрайт, позвольте, — проговорил мужской голос за моей спиной. Кто-то крепко перехватил меня за руку и поволок в сторону. Я вырываюсь, громко кричу. Не могу разглядеть нарушителя моего спокойствия, его лицо скрыто. Я не знаю, сколько прошло времени, но меня вталкивают в какое-то подземелье. Падаю на землю, руки пронзила острая боль, ладони разодраны в кровь.

— Красная королева. Ваше Величество, — насмешливый голос разрезает тишину. Поднимаюсь на ноги и оглядываюсь вокруг. Людей не меньше дюжины и все они мне знакомы, до единого.

— Пришла пора расплатиться по счетам, — раздается голос и вперед выходит женщина невысокого роста.

— Мне казалось, вы мертвы давным-давно, леди Остершир, — спокойно говорю я, посмотрев на нее. Она с ненавистью смотрит на меня. Кажется, я отправила на тот свет ее единственного сына ради одной подписи.

— Я нет. А ты скоро встретишься с моим Ричардом, — ответила она, плюнув мне в лицо. Морщусь и вытираю лицо рукой. Глубоко вдыхая и выдыхаю. Время платить по счетам.

— Один только вопрос, леди Уэнрайт, — раздается мягкий голос откуда-то со сбоку. Моей груди коснулся револьвер. — Вы сожалеете о том, что делали?

— Я провернула такое, на что у вас духу бы не хватило. Я жила в роскоши, у меня была семья. Я любила и была любима. Разве это не то, что к чему вы стремитесь? Разве ради этого вы бы не пошли на преступления?

— Ответ, леди Уэнрайт.

— Ни капли.

Раздался выстрел и хрупкое тело с характерным звуком упало на пол. Я устала и пришло время отдохнуть.
Made on
Tilda