крутов алексей
Мистер Суперинтендант
- Паспарту! - старший эльф уже в десятый раз за последние три часа звал помощника. Чернила кончались так быстро, что казалось, будто их просто выплескивают из чернильницы. - Паспарту, чернила!

- Уже несу, господин Халль! - юный эльф, с бледным от усердия личиком, вбежал в кабинет с бутылью на четверть галлона в руках. Торопливо, но аккуратно наполнив чернильницу шефа, он, поклонившись и плеснув чернилами из незакрытого горлышка бутыли на полированный пол, удалился.

Старший эльф заметил лужицу, покраснел, но промолчал - некогда. Все будем делать потом. До Рождества еще две недели, а писем все никак не убавится. Нет, что бы заранее написать Санте. Зачем? Давайте напишем ему в последний момент! Сиди теперь в сумасшедшем темпе отвечай на запросы. Уже второе перо за утро исписал! А как работается на приемке корреспонденции? Там же вообще адский ад! Поди, разбери почерк в миллиардах писем. А ведь просил же: сделайте унифицированную форму, стандартную, куда только имя вписать и подарок. «Зачем это нам?», говорили они. «Нет атмосферы праздника!», «Уровень веры и рейтинг понизится!». Ага, сейчас! Вот посидели бы денечек, на приемке, или на исходящих. Посмотрел бы я на вас. Бросив быстрый взгляд на часы, стоявшие на столе, господин Халль с удивлением отметил, что работает он уже больше часа. Так, все. Надо сделать перерыв, иначе я кукухой поеду!

Альбер Халль, старший эльф отдела исходящей документации и контроля качества, встал из-за массивного стола, заваленного бумагами, и подошел к окну напротив. Панорамное остекление вместо стены. Как же это хорошо! Видно все, что творится в отделе и в цехах. Не зря он столько нервов потратил, кое-как выпросив реконструкцию кабинета у руководства.

Почесав переносицу пальцами, с навсегда въевшимися следами от чернил, он вздохнул. Сегодня надо еще проверить третий сборочный, а то они повадились не доплетать косы у кукол, и ставить три колеса на автомобили, а не четыре. А еще забежать в стойла, Гром говорит, что оленям урезали пайку попкорна и не доливают горячего шоколада. Через часик сбегаю. Отвечу еще на двести писем и прервусь. Хоть ноги разомну и подышу воздухом.

Вернувшись за стол, старший эльф критически осмотрел гусиное перо. Наконечник превратился в мочало. Точить дальше уже было просто некуда. Чертыхнувшись, он выбросил огрызок пера в мусорную корзину и, выхватив из гравированного медного стаканчика с перьями новое, окунул кончик в пустую чернильницу.

- Да когда же это кончится?! Паспарту!!!

***

Двенадцать часов спустя, Паспарту нёс в кабинет начальника тарелку с имбирным печеньем и пинту молока в большой кружке. Наказание, конечно суровое, но если Дудли помрёт от голода, то чернила придётся оттирать ему. «Превосходные Рождественские Специальные Чернила» на галлах, из лавки господина Утера, просто так не оттираются. Нужен седьмой пот и крупные слезы искреннего раскаяния.

Вчера господин Халль умудрился-таки выкроить час и вихрем прошелся с инспекцией по сборочным цехам. Как он сказал? Вопли пьющие нарушения? Кажется так. Начальник смены в третьем цеху поседел, схватился за сердце и, после тщательного осмотра игрушек, выявил саботажника. Наказание последовало незамедлительно! За ночь отдраить, увощить и наполировать пол в кабинете господина Халля. А видели бы вы, что теперь делает Аррич! Он умудрился недоглядеть за оленями. Теперь драит стойла садовой лопаткой. А олени там стоят целый год! Бррр...



Вообще, Паспарту крепко уважал своего начальника. Господин Халль драл в три шкуры с подчиненных, но в обиду их не давал. Был строгим, но справедливым. Он прошёл весь путь до старшего эльфа с самого низа. Начиная от вкручивателя лампочек и клейщика снежинок. То есть, знал на собственном опыте, каково простому работяге. Угу. Десять лет он закрывал собой дыры в Черных пятницах. Говорят, до работы у Санты, господин Халль был суперинтендантом в САС. Что это такое, Паспарту не знал, но звучало это чертовски важно и кошмарно-устрашающе. К тому же, год назад он чуть не убил здоровенного гнома за то, что тот нахамил девочке приемщице угля. Или вот: узнав, что вместо работы, эльфы из отдела логистики устроили корпоратив в гавайском стиле, господин Халль загнал всех в общественный туалет, горящей пальмой. С тех пор Паспарту уважал начальника еще больше. И глубоко в душе, очень хотел на него походить.

Приоткрыв дверь, помощник старшего эльфа чуть не выронил тарелку с кружкой. Дудли спал на полу.

- Дудли! Это просто вопли пьющее нарушение приказа! Подымайся и за работу!

***

Господин Халль отложил письмо. Было уже далеко за полночь. Ночная смена вовсю клепала игрушки. Задумчиво потерев виски, старший эльф откинулся в кресле. Что все это значит? Как это устал? Он что, с ума сошел? Резко встав, он схватил письмо и, нервно меряя шагами комнату, перечитал его в пятый раз. Все так и есть. Господи, нам крышка! Снова сев за письменный стол, господин Халль открыл ключом нижний ящик стола и достал початую квадратную бутылку с янтарной жидкостью.

- Паспарту! - господин Халль позвал помощника.

- Да шеф! - заспанный младший эльф с ужасом смотрел, как начальник медленно льет «Головолом Забористый» Тройного перегона себе в стакан. - Какие будут указания?

- Мы в заднице! - господин Халль одним махом опрокинул в себя налитое и, крякнув, саданул стаканом по столу. Шумно вдохнув, он начал наливать вторую порцию. Глаза Паспарту округлились.

- Дед совсем из ума выжил! - вторая порция ушла еще быстрее первой. Третья уже журчала о стенки стакана. - Он устал! И решил уйти в отпуск за свой счет! Можешь ли ты себе это представить? А?

- Господин Халль, вам бы не стоило столько пить!

Едва не поперхнувшись от услышанного, старший эльф недовольно засопел, но все-таки допил очередную порцию «Забористого».

- Это вопиющее нарушение правил и внутреннего распорядка! - прокашлявшись, просипел господин Халль. Несколько мгновений он раздумывал, переводя взгляд с бутылки на стакан. Собрав волю в кулак, он решительно выдвинул нижний ящик и спрятал бутылку. - Но, я был бы не я, если бы у меня не было плана! Паспарту, код «Подкидыш»!

Спустя двадцать минут в кабинете старшего эльфа кипела работа, перебирались кандидаты на должность Санта Клауса.

- Нет, этот не пойдет. Да, брутальный! - господин Халль отмел кандидата. - Но ты посмотри, он же детей жрет!

- А этот? Господи Иисусе! - старший смотритель оленей схватился за голову. - Он сначала им голову запудрит, мозги заморочит, а подарки себе прикарманит! Нет, тоже пойдет!

- Ну… - начальник первого сборочного развел руками. - Я не знаю. Берите вон того!

С фотографии на них смотрел высокий смуглый старец. Крепкого телосложения, с длинными седыми усами и бородой на восточный манер. На голове у старца красовалась шикарная шапка из белого лисьего меха.

- Увлин Увгун. Уроженец Монголии. Характер нордический, стойкий, не женат. Штат укомплектован помощницей и внуком.

- Это все здорово, а как же специфическая внешность?

- Кто его ночью увидит? А шапку ты его видел? Натянет поглубже и все.

- Ну, хорошо, а с оленями как? Они у нас своенравные!

- За это не беспокойтесь! Он в своем народе известен как Старший пастух. - старший смотритель оленей заложил большие пальцы за ремень. - С ним не забалуешь!

- А языковой барьер? Он по-нашему понимает? - не унимался старший эльф.

- Дадим «Праздничное Имбирное Печенье» Матушки Огг, и «Головолома Забористого» - вмиг понимать начнет!

- Ну, хорошо. - господин Халль кивнул. - Давайте его. Все свободны. С одной проблемой разобрались, теперь перейдем к следующей.

- Какой? - Паспарту встал в дверях.

- Где наш Санта?

***

Господин Халль стоял у панорамного окна и смотрел, как работают эльфы в цехах. В руке у него был стакан, наполненный «Головоломом Забористым» на «два пальца». Вчера все могло пойти наперекосяк, но как-то обошлось. Старший эльф нашел временную замену, отправил поисковые отряды на собачьих упряжках и один реквестированный, по старой дружбе, вертолет. В цехах, услышав плохие новости стали работать втрое продуктивней - попасть под горячую руку старшему эльфу никому не хотелось. В принципе, можно выдохнуть, и снова за письма. С этой кутерьмой их опять накопилось неприлично много.

Посмотрев на свет сквозь напиток, старший эльф развернулся и не спеша прошел к своему столу. Дверь в кабинет с грохотом ударилась о стену и чуть не слетела с петель, настолько мощным был удар. Помощник господина Халля - младший эльф Паспарту, пулей влетел в кабинет.

- Шеф, все пропало! - малыш носился по комнате, нарезая один круг за другим. От его движений поднялся мини-ураган, и кипа писем на письменном столе начальника начала потихоньку оседать на пол.

- Все пропало, шеф! - Паспарту остановился на пару мгновений, выхватил у господина Халля стакан, залпом выпил. Сунул пустую посуду обратно в руки опешившему начальству и продолжил беготню. Господин Халль посмотрел на стакан, на помощника и на бутылку. Все так, на этикетке была все та же надпись «Головолом Забористый» Тройной перегонки». Не вода. - Он не справился! Наш чингисханский дедушка провалился!

Господин Халль ухватил помощника за курточку и с размаху влепил ему пощечину. Пока Паспарту приходил в себя, старший эльф усадил его в свое кресло и, поставив перед ним многострадальный стакан, плеснул в него порцию горячительного.

- А вот с этого места, поподробнее, мой мальчик.

- Угу. - Паспарту двумя руками схватил стакан и дрожа, как осиновый лист на ветру, попытался отпить. Зубы выбили мелодичную дробь о край. Кое-как выпив, паренек более-менее собрался. - Увлин не вышел на смену!

- В смысле?

- Не пришел сегодня на плановый смотр!

- По причине? - Господин Халль начал багроветь.

- Вчера, как только вы его утвердили, мы с ним связались. На ломанном мандаринском, пополам с русским, мы его уговорили. Через час он уже был у нас и уплетал «Праздничное Имбирное Печенье» от Матушки Огг. Старший смотритель оленей, исключительно в целях преодоления эм, язывкового бариера предложил гостю выпить. - речь Паспарту потихоньку становилась невнятной, то ли от пережитого, то ли от выпитого. - Они открыли одну бутылку, потом втрую, потом тетью, потом я ушел по делам.

- Понято. Где они?

- Де… ик… дедшка Увлин спит в соломе. А старший смотритль оленей лжит в оленьей поилке, трет голову огромным куском льда и хо… ик… хочт умереть.

- Иисусе! - господин Халль спрятал бутылку в ящик и закрыл на ключ, от греха подальше. - Паспарту, соберись! Соберись тряпка! Активируем протокол «Доппельгангер», запускай генератор случайных личностей!

- Это вопилипьющие нарушение… ик… чловечскиих прав! - Паспарту пытался встать, но руки предательски соскользнули с подлокотников кресла и он с грохотом упал. Спасло его только то, что он отрубился, пока летел к полу.

- Ну дед, лучше тебе не находиться... - мрачно процедил сквозь зубы господин Халль.

Господи как же хочется имбирного печенья, такого, что бы было ароматное, с корицей, мягкое, теплое. Но крошилось во рту на маленькие, сочные крошечки… И молоком запить! Теплым. Нет! Лучше ледяным. О, да! Да что это со мной? Не понимаю… Я же не люблю сладкое! Откуда это непреодолимое желание? А, черт! Лицо чешется! Зуд непереносимый, сейчас кожу раздеру! Вспомнив, как долго и безуспешно боролся с аллергией прошлым летом, я бросился к зеркалу.

Лицо распухало буквально на глазах! Из подбородка, прорываясь сквозь кожу, лезли, извиваясь, словно змеи, седые волосы. Шея, плечи, а за ними и остальное тело стало безобразно распухать. Жажда молока и печенья становилась настолько невыносимой, что я зарычал, сотрясая стены в ванной комнате мощным басом: Аррргххоу-хоу-хоу!
Made on
Tilda