прозорова мария
Отдохнуть бы
Безлюдный уголок мира. Высоченные деревья подпирают собой небосклон. Белые барашки моря укрывают золотой песок. Бирюза глади сливается с синью и перетекает в зелень воды. Здесь пахнет солью и йодом. И на много миль вокруг лишь одно существо – Смерть.

Смерть сидит на корточках перед водой, пропуская песок сквозь тонкие пальцы и улыбается.

Не просто смерть, как какое-то абстрактное понятие. Он Смерть. Он знает, что ему придется случиться со всеми. Но не сейчас. Смерть оторвался от воды, подставил Солнцу бледную кожу пошел в сторону своего жилища.

Он шагает бесшумно. Ноги, похожие на палки, утопают в песке. Каждое движение дается с трудом. По-видимому, он невнятно ругается, но его слова утопают в шуме океана и шуршании текущего песка.

В домике одна комната. Больше Смерти и не надо. Он не ест, он не пьет. Его жизнь проходит в окружении стеллажей, забитых до отказа песочными часами. Обслуживать их – вот его работа. Идеальнее места не найти. Из песка он делает стекло для часов, песок же засыпает внутрь, и сверху закрывает песчаником. Так рождается человек.

У Смерти есть большое зеркало. Иногда он подходит к нему. В отражении Смерть видит людей. Всех, кого бы тот ни создал.

Однажды, юноша подошел к зеркалу. В нем отразился старик. У его кровати стояла семья. Они плакали, а Смерть ни как не мог взять в толк, в чем же дело. Мужчина издал странный звук. Несколько секунд стояла тишина, подобной которой, Смерть ни разу не слышал. Он прильнул к зеркалу.

Старик не шевелился. Женщина упала на колени. Ее слезы катились сквозь пальцы, прижатые к лицу. Дети слишком малы.

Смерть повернулся к часам. Он их создал. Всех живых созданий создал он. И он случался со всеми и еще случится. Трагические герои вечно страдают, если боги проявляют к ним интерес.

Но гораздо хуже тем, к кому боги интереса не проявляют.

Смерть часто гулял вдоль стеллажей. Какие-то часы вели себя как часы. Другие трескались, разбивались, текли не правильно. В такие моменты, Смерть их чинил. Люди – это его гордость, его стыд, его ответственность.

Люди – это создания Смерти. Да, не лучший творец, но какой уж есть.

В один из дней, когда юноша чинил часы, зеркало показало ребятишек. Они бегали на лугу. Заливистый смех катился над полем. Салатовый змей парил в облаках. Тихое счастье, доступное только им. Смерть не мог прервать работы, но и взгляда от зрелища ни оторвать.

Звуки были новыми. Странными. Звуки были другими.

Он открыл рот. Растянул губы в улыбке, повторяя за детьми. Лицо искривилась гримасой. Но звуков так и не было. Из глотки слышались хрипы. Смерть ни как не мог взять в толк, как же у людей получается говорить. Что же это такое?

Песочные часы были массивными. На них стояла дата рождения и больше ничего. Почему-то они текли быстрее, чем нужно. Единственное, что мог он сделать – перевернуть песок. Дать еще немного времени. Совсем чуть-чуть.

Часы отставлены. Взяты новые. Зеркало мигает, показывает другого человека. Мужчина в коме. Его время не пришло, но остановилось. Песчинка попала между стыков. Смерть трясет часы, чешет в затылке. В руке зажат клок волос.

Хорошо. Прекрасно. Продолжаем дальше работать.

Смерть чинит часы. Сколько проходит времени он не знает. Но когда его взгляд упирается в зеркало, мужчина уже не в коме. Он открыл глаза, а рядом толпятся врачи, пребывая в неописуемом восторге.

Зеркало мигнуло, отражение пропало.

Только шуршание песка и звук океана. Ни чего более. Смерть не умеет говорить. Как-то не было времени научиться. Не с кем тут разговаривать. Не о чем. А сбежать? Нет, не получится.

Поверь, Смерть старался.

Однажды он взял часы и понял, что что-то изменилось. Одни, вторые, третьи. Он медленно шел, прикасаясь кончиками пальцев к часам. Под его ногами хрустела смесь из песка и стекла. А следом за ним, тонкой алой нитью, тянулась кровь.

Так проявляли себя катастрофы. Войны, эпидемии, катаклизмы. Сколько раз Смерть это видел? Нет, он не знает. Но он должен это починить. Потому что в этом его предназначение. Никого нет прекраснее Смерти, умеющего это делать.

И он начал чинить. День и ночь. Слишком долго.

Куски кожи осыпались, смешиваясь с песками времени. Тонкие полоски мышц сползали, обнажая белесые кости скелета. Глаза ввалились и вместо них, в глазницах зажглись ярко-желтые огоньки выпивающие из тебя остатки надежды и всего светлого, что было и будет. Пальцы скелета перебирали детали, восстанавливая, шаг за шагом каждую жизнь. Давая еще несколько минут.

- Почему ты пошел в армию? – спросила девушка в зеркале. Во всем белом, с большим красным крестом на плече девушка смахивала на дивный цветочек. Юноше (совсем еще мальчишка) оторвало ногу. Ему недолго осталось.

- Я ничего больше не умею, - бесцветно ответил тот.

- Совсем? – удивленно спросила она.

- Совсем.

Смерть отставляет часы. Берет новые.

- Жизнь – это череда чего-то нового и интересного. Жизнь – это новое начало. Вы ведь меня понимаете? – девушка, без ног, на инвалидной коляске вещала из зеркала. Казалось, что она говорит именно с тобой. А как же могло быть иначе? – А что для вас жизнь? Что для вас «Жить»?

ЖИТЬ – ЗНАЧИТ РАБОТАТЬ.

- Хотели бы вы провести всю свою жизнь так, как она идет сейчас? Задайтесь вопросом, чего вы именно хотите? Чего вы действительно добиваетесь? В конце концов, - юная леди лучезарно улыбнулась — это же ваша жизнь, верно?

Смерть смотрел так, словно видел человека впервые. Чего он хочет? Это вопрос никогда не вставал перед ним. Он хотел чинить часы. Выходить утром к океану, набирать песка, возвращаться домой и работать. Работать, работать и работать, пока не понадобиться опять спуститься к воде.

У СМЕРТИ ДОЛЖНА БЫТЬ ЦЕЛЬ.

Верно. У смерти, но не у Смерти. Почему он должен отвечать за них? Люди и так слишком много получали от него. Лишние года жизни, защиту от болезней, помощь. Хватит.

Смерть оглядел стеллажи с полками. Да, придется потрудиться.

Он вышел из дома. Подпер дверь камнем. Смерть спустился вниз. Его костяные пальцы утопают в песке. Коленки трясутся от тяжести, но он тащит на себе часы. Он вытащил их все. И забросил так далеко, как только возможно. Пусть люди сами отвечают за себя. Пусть люди сами живут своей жизнью. Он за них больше не в ответе.

Вода всплеснула. Затих песок. Он не мог поверить, что может быть так спокойно. Впервые, за его долгую жизнь, Смерти не нужно никуда бежать, ничего проверять, никого чинить. Впервые он был действительно свободен.

Скелет в черной хламиде сел на песок.

- ….Ну же! Расскажите, чего вы хотите! Вот увидите, жить станет проще! Вперед!... - затихали слова из зеркала - Мы всегда говорили указывали вам, как вы должны жить. Но сегодня вы ответьте нам, чего же именно выходите?

Я ПРОСТО ХОЧУ НЕМНОЖКО ПЕРЕДОХНУТЬ.

Лицо скелета осветилось Солнцем. Начинался новый день не только для Смерти, но и для всего мира.
Made on
Tilda