крутов алексей
Ученик
Я жадно вдыхал свежий стылый воздух, обжигавший ноздри. Бесчисленные звезды озорно перемигивались из глубины ночного неба. Клубы выдыхаемого пара, тут же запутывались кристалликами льда в густой бороде, еще больше добавляя в нее седины, и оседали на меховом вороте длинного овечьего полушубка. Снег сухо скрипел под ногами, обутыми в добротные валенки. Каждый приход зимы я ждал с нетерпением и благоговейным трепетом. Проведя все свое детство в южной провинции, практически в султанате, я просто грезил о снеге.

С тех самых пор, как узнал от своего учителя, что бывает такая белая штука, жгущая руки ледяным холодом, а не опаляющим жаром. Как только мне исполнилось двенадцать, и, получив грамоту об окончании углубленного курса классического рыцарства (мой учитель был слегка чудаковатым), я нанялся на корабль к первому попавшемуся торговцу, идущему в диковинные северные страны. И вот, уже встречаю здесь свою шестьдесят вторую зиму, и еще ни разу мне не хотелось вернуться. К тому же, здесь у меня появились настоящие друзья, которые устроили меня на весьма интересную и не пыльную работенку.

Я осмотрелся. На ближайшем доме виднелась табличка с адресом. До нужного нам дома идти оставалось немного, и я предвкушал приятный вечер в теплой дружеской компании.

- Два дома осталось, Ро, давай поторопимся! - обернувшись, я подбодрил отстающего спутника.

Ромуальдо - мой ученик и спутник, был молод. Уроженец здешних мест, он, почему то, зябко кутался в свой полушубок, почти скрыв лицо под толстым шарфом и глубоко натянутой шапкой-ушанкой.

Мы почти бегом подошли к подъезду серой панельной пятиэтажки. Вход преградил здоровенный страж в черной панцирной броне. На плече у него покоился не менее устрашающий клеймор.

- Ваше приглашение, милорды. - густой бас, слегка приглушенно доносился из доспехов. Голос был под стать виду закованного в броню охранника - внушительный, густой и обещающий муки адовы непрошеным гостям.

- А он себе ничего не отморозит? - кивнул на стража подошедший Ромуальдо.

- Нееет - с видом знатока протянул я, запуская руку под полушубок и нащупывая плотную бумагу. - Доспехи герметичны, изнутри напичканы электроникой плюс прослойка из возобновляемых термоэлементов.

- О как! - мой ученик с интересом пригляделся к стражу.

Вдруг, ночные звезды заслонила вереница теней. Гудя, словно бомбардировщики, они пикировали прямо на нас. Перед самой землей, залихватски взметнув в воздух небольшой снежный вихрь, остановились три ступы. Из них, заразительно и звонко хохоча, высыпались шесть разрумяненных девчушек в подбитых ватой штанах и утепленных летных куртках. Весело щебечущей стайкой они резво проскочили мимо вытянувшегося по струнке стража. Я разглядел мелькнувшую нашивку - стилизованный котел на костре, а под ним скрещенные метлы. На праздник пожаловали ведьмы, значит, скучать на корпоративе не придется.

Я, улыбнувшись, протянул пригласительный на две персоны стражу. Тот смог ухватить бумагу только с третьего раза - беднягу била мелкая дрожь, из-за чего доспехи издавали тихое дребезжание и позвякивание. Вернув пригласительный назад, нас впустили в подъезд, поднимаясь по лестнице, мы отряхивали снег с полушубков. Я был немного раздосадован - прибыли на празднование Окончания Года позже ведьм, вот позорище-то!

- Чего это он так занервничал?

Ромуальдо был новичком, поэтому многих тонкостей не знал, и спрашивать не стеснялся. Полезное для моего ученика качество.

- Так ведь элита! Их магическое шоу всех детей у экрана собирает! А костюмы - всех пап. И у кого глаза горят ярче - сказать точно, не ручаюсь. К тому же, характер у ведьм взрывной и горячий - издержки профессии, сам понимаешь. Не проявишь должного почтения - и в жижу превратит еще ненароком. Ей взыскание, а тебя на кладбище. Так, мы пришли. Ты тут человек новый, так что головой верти чаще, но будь начеку!

Мы остановились на третьем этаже перед дверью с номером двадцать четыре. Обыкновенная входная дверь, обитая вытертым темным дерматином, призывно манила в полутьме подъезда кружком дверного глазка, светящегося ровным желтым светом. Я нажал на кнопку звонка. Вместо раздражающего жуткого зуммера и душераздирающих трелей стандартных звонков, раздался нежный перезвон колокольчиков. Ромуальдо бросил на меня изумленный взгляд.

- Погоди, - я был крайне доволен его удивлением, и не скрывал этого, - вот сейчас с хозяевами познакомлю.

Дверь открылась, пахнув аппетитными ароматами, легкой музыкой и смехом. Изрисованные стены подъезда и онемевшие спутники озарились ярким солнечным светом. В золотистых лучах, словно в упругих струях лесного ручья, купалась хозяйка. Изящная среднего роста шатенка, в темно-зеленом обтягивающем платье. Высокие скулы, точеная фигура и изумрудные миндалевидные глаза с поволокой выдавали предков явно Высшей крови.

- Саша! - хозяйка всплеснула руками, и отодвинулась, приглашая гостей пройти.

- А мы уже заждались, проходите быстрей.

- Добрый вечер, Анастасия Семеновна! - я, проходя в квартиру, снова запустил руку под полушубок и достал небольшой букетик цветов. Тем самым я отвлек хозяйку, и, втянув Ромуальдо за собой, незаметно захлопнул ему рот. - Как Ваше здоровье? Как Иннокентий Поликарпович?

- Спасибо, все хорошо! - Анастасия Семеновна бережно приняла букетик. - Кеша в библиотеке. Да вы проходите, он уже заждался.

Скинув полушубки в прихожей, мы оправили лазурные парадные мундиры и отправились на поиски хозяина квартиры. Изнутри жилище было гораздо больше, чем казалось на первый взгляд, и вмещало немаленьких размеров луг, щедро залитый теплым летним солнцем, и рощицу деревьев на холме. Библиотека располагалась именно в ней, так что пройтись нам пришлось порядочно. Миновав шумную компанию, веселившуюся на лугу, мы вышли на тропинку. По пути, я тайком поглядывал на Ромуальдо, в изумлении крутившего головой. Тот был у Быстрокрыловых впервые, поэтому, для него все было сказочным: и светившийся ровным солнечным светом высокий потолок, и нежная зеленая трава, ковром устилавшая пол, и тонкие ажурные стены, издававшие еле слышимый хрустальный звон. Хоть и натаскивал я его почти два года, но такое количество качественных чудес за один вечер кого угодно впечатлит. Но все это быстро отойдет на второй план - ему еще предстоит встреча с хозяином волшебной квартиры.

Иннокентий Поликарпович Быстрокрылый был драконом. Самым настоящим, с огромными кожаными крыльями, с пастью, полной острых зубов не менее локтя в длину, кривыми ятаганами когтей и всем остальным, что положено приличному и ужасному дракону. Иннокентий Поликарпович был драконом, только на работе, в домашней же обстановке он предпочитал облик скромного интеллигентного профессора, в полукруглых очках для чтения, словно бы прилипших к кончику носа и сером свитере с замшевыми вставками на локтях. Он сидел в кресле-качалке, вдохновенно покачиваясь с потрепанным томиком стихов, укрывшись от солнца в легкой тени исполинского дуба, тихо шелестевшего кроной.

- Дружище! Как хорошо, что ты заглянул к нам! - увидев гостей, Иннокентий Поликарпович суетливо встал и, широко улыбаясь, по-отечески обнял обоих.

- Так ведь сами пригласили, Иннокентий Поликарпович.

- Ну сколько можно, Саша! - Он картинно скривился. - мы знакомы уже сорок лет с гаком, а ты все «выкаешь»!

- Что поделать, - я беспомощно развел руками - воспитание…

- А кто сей юноша бледный, со взором горящим? - дракон ухмыльнулся и оценивающе оглядел моего ученика.

- А это, Иннокентий Поликарпович, Ромуальдо, мой ученик. Нет, не так Ученик.

- Тот самый?- уголки рта Иннокентия Поликарповича растянулись в ехидной масленой улыбке, глаза за очками хитро прищурились. - Приятно познакомиться… Роооомаааааа.

Мой ученик судорожно вздохнул и сделал порывистый шаг вперед. Я не успел его остановить. Иннокентий Поликарпович сдавленно зашипел, его рот стал вытягиваться, зубы удлинялись, меж ними мелькнул острый раздвоенный язык, а сквозь кожу явственно проступила золотисто-зеленая чешуя. Ромуальдо побледнел и инстинктивно пытался нащупать эфес меча у бедра, напрочь забыв, что оружие на праздник Окончания Года проносить строжайше запрещено, и мы заблаговременно оставили его дома. В глазах Иннокентия Поликарповича загорелись золотые искорки, которые двигались в карей радужке и медленно смещались в угольный зрачок, затягивая собеседника в черную бездну.

- Именно - я заслонил обмякшую жертву собой, прекращая гипнотическое влияние дракона. - Прошу извинить моего ученика, он еще молод, и кровь горяча.

- Я сам спровоцировал, прости старика, - лукаво улыбнулся, вернувшийся в свое человеческое обличие Иннокентий Поликарпович. - Всегда забавляло как вы, рыцари, болезненно реагируете на, эмммм, неточности произношения своих имен. Ну, раз уж мы так бойко начали, то я бы с удовольствием посмотрел, на что способен твой ученик, в настоящем бою, Александр.

Я посмотрел на Ромуальдо. Особой уверенности на его лице я не увидел, но он все же решительно и отрывисто кивнул. Похвально, похвально! Быстрокрылый обожает храбрецов. Все равно парню рано или поздно придется пройти проверку, так лучше пусть это случится под присмотром. Прикинув в уме шансы, я тоже кивнул. Дракон аж подскочил от удовольствия и засуетился, забегал вокруг дуба, бормоча под нос что-то неразборчивое.

- Все помнишь, Ро? - я оглядел своего ученика, втайне переживая за исход экзамена.

- Конечно. - спокойно ответил Ромуальдо. - Мастер, мне бы мою скъявону*…

- Рыцарь с далмацким** клинком?! - Иннокентий Поликарпович выскочил из сплетения могучих дубовых корней, словно черт из табакерки. Его руки заметно подрагивали в предвкушении забавы. - Саша, ты меня сегодня просто заваливаешь подарками. Ученик, да еще такой необычный, что же ты раньше-то его не привел…

Не давая вставить слово, он выпалил скороговорку, и прямо из воздуха появилась огромная волосатая рука свекольного цвета с оранжевыми пятнышками, когтистые пальцы нежно удерживали стенд с полным доспехом моего ученика. Его любимая скъявона и короткий меч, свисали с мизинца, тихонько покачиваясь на перевязи. Поставив все на землю, рука исчезла. Я стал помогать Ромуальдо облачаться в доспехи. Иннокентий Поликарпович с еле сдерживаемым нетерпением прохаживался около нас. Наконец, я затянул последний ремешок и Ромуальдо пару раз взмахнул клинками, привыкая к ощущениям.

- Наконец-то! Готов? - дракон, не дожидаясь ответа, витиевато взмахнул рукой и посреди рощицы возник портал. Иннокентий Поликарпович резво нырнул в него.

- На арене любая магия запрещена, рассчитывать можно только на свои силы. Это хоть как-то уравнивает шансы. - я ухватил ученика за забрало и давал последние инструкции. Тот внимательно слушал, но в его глазах я видел нетерпение и азарт. Черт, как же он хорош! - С богом!

Ромуальдо шагнул в портал, который тут же захлопнулся. Я взял с кресла томик стихов и сел. Шарль Бодлер… хм, а дракон-то у нас эстет. Прошло минут пятнадцать, я зачитался Бодлером и не заметил, как подошла хозяйка.

- Саша… - Анастасия Семеновна стояла, облокотившись на ствол дуба, и с грустной нежностью смотрела на меня. - Когда ты решил уйти? Кеша хоть в курсе?

- Да, он сразу догадался. Мы условились, что сначала я найду себе достойную замену. - я не видел смысла отпираться и, закрыв книгу, решил все рассказать.

- Ушел бы раньше, но стоящего рыцаря сегодня найти очень тяжело…

- У тебя все в порядке? Может быть, тебе чего-то не хватает? Мы можем поговорить с продюсером, выторговать тебе новые условия…

- Нет, нет! Все прекрасно, не поймите неправильно. Но мне уже семьдесят четыре года, а выгляжу я на сорок, не больше - мой глубокий поклон магам. Я понимаю, что Иннокентий изо всех сил старается внести разнообразие в шоу, но в итоге все сводится к одному: кого-то из нас уносят на носилках. Магия, конечно, все восстановит за секунды, но боль никуда не денешь. Мою технику боя зрители знают наизусть. Со дня на день им надоест глазеть, как очередной бой идет по накатанной. Ведьмы уже нас по рейтингу догоняют, а начали всего полгода назад. Вот я и решился, так сказать, провести частичный ребрендинг.

- Благородный рыцарь, всегда думающий о ближнем своем. - Анастасия Семеновна горько улыбнулась. - Очень жаль, что ты уходишь. Мы с Кешей очень к тебе привязались. Разве ты не будешь скучать?

- Вы мне давно стали словно семья…

Договорить я не успел. Посреди рощи снова открылся портал. Натужно померцав, он с трудом стабилизировался. Из портала тут же повалил жирный черный дым. Ромуальдо в изрядно помятых, обугленных и местами рваных доспехах прихрамывая и опираясь одной рукой на скъявону, тащил на себе бледного Иннокентия Поликарповича. Осторожно передав пострадавшего нам на руки, и удостоверившись, что мы уложили его в кресло, Ромуальдо отбросил оружие, сорвал с плеч тлеющие остатки лазурного плаща и, затушив искры, подложил под голову дракону. Хозяйка, махнув рукой, выхватила из воздуха пузырек и принялась отпаивать стонущего мужа.

- Рассказывай. - я отвел ученика от пары и дал ему стимулирующий заживление фруктовый батончик. - Как все прошло?

- Думал, он меня угробит. - Ромуальдо оторвал болтающееся на одном креплении забрало, и с сожалением отбросил его. Не глядя взял батончик и, не жуя, заглотил большую часть угощения. - Сначала все было стандартно, обменялись парой ударов, я блокировал, атаковал, перехватил инициативу, а потом он как с цепи сорвался…

Я с недоверием смотрел на ученика. Что-то он не договаривал. Со стороны кресла стоны перешли в оханье. Что ж, для полноты картины послушаем версию другой стороны.

- Этот паршивец оседлал меня! - дракон негодующе сопел, картинно приложив руку ко лбу. - Меня, самого Быстрокрылова! Пришлось потрепать его маленько, так ведь и не достал же с первого раза! Башню вот развалили… что товарищ Несмертный скажет?!

Анастасия Семеновна едва сдерживала смех. Я просто остолбенел. Такой наглости от своего ученика я не ожидал. Тот с совершенно невинным видом подъедал крошки, шурша оберткой.

- Но, черт побери, как же было весело! - Иннокентий Поликарпович резко сел в скрипнувшем кресле и ощупал небольшую шишку. - Молодой человек, чем это вы меня так? Никак «Парящим благословением»?

- Им самым, - Ромуальдо подошел к креслу, хромать он уже перестал, да и выглядел не таким помятым. - Только с небольшими личными изменениями.

- Вы долго еще? - ласково прервала нас Хозяйка, и, видя, что умирать никто не собирается, стала постепенно таять в воздухе. - Гости заждались, без вас не начнем! Давайте закругляйтесь, а я пока всех соберу.

- Изумительно! - Иннокентий Поликарпович нетерпеливо помахал рукой, что в его случае означало: «Еще пять минут!». - Атаки чистые, эффективные и безумно зрелищные! Вот что значит старая школа! Саша, запись сегодняшнего, эммм, боя будет у Несмертного на столе сразу же после праздников. Я лично ее занесу! Примите мои поздравления, молодой человек, а это редкость уж поверьте!

Ну, слава богу, обошлось! А парень дракону понравился, давненько я таким увлеченным своего друга не видел. Иннокентий Поликарпович пожал руку Ромуальдо и с деловым видом осмотрел его доспехи.

- В оружейной выдам новые, поинтереснее. Довольствие оформим тебе чуть позже.

На первое время денег я тебе дам. - дракон протестующе поднял руку, и, получив в ответ смиренную улыбку, азартно потер руки. - Давайте-ка мы с вами присоединимся к гостям, и наконец-то поужинаем. По запаху чую - Настенька сегодня расстаралась на славу!

Приведя себя в порядок, мы спустились с холма на луг, на котором уже был накрыт длинный стол. В вечерних сумерках целый рой светляков вылетел из рощи и равномерно распределился, освещая богато сервированный стол. Мы весь вечер наслаждались вкуснейшими блюдами, отдавая должное таланту и красоте хозяйки практически через каждый тост, а Иннокентий с таинственным видом подмигивал ничего не понимавшим ведьмам.

Два месяца спустя я сидел в небольшом кафетерии, потягивая кофе. Быстрокрыловы взяли в оборот товарища Несмертного, и продюсер, скрепя сердцем, выделил мне настолько нескромную пенсию, что я мог, в пределах разумного конечно, делать все, что душе угодно. За соседним столиком сидела пара мальчишек. Они, задрав головы, уставились в телевизор, висевший прямо над ними. На экране мелькали драконы, пламя, сундуки с золотом, части необычного рыцарского доспеха.

- Так и знал, что они что-то готовят! В новом сезоне рыцарь новый будет! - сидевший слева мальчик торжествующе посмотрел на друга. - А дракона старого оставили, и декорации сменили - вон северной башни нету...



* Скъявона - «Славянский меч», разновидность меча, имеет прямой, обоюдоострый клинок, с тремя долами, идущими параллельно, рука воина защищена надежной «корзинкой» из переплетенных между собой стальных полос. Рукоятка заканчивалась навершием приближенным к форме квадрата. Использовались такие мечи в основном наемниками из Далмации.
** Далмация - Страна, реально существовавшая на Балканах до 1945 года, когда ее территорию разделили между Хорватией и Черногорией.

Made on
Tilda