крутов алексей
Великолепная семерка
- Ладно, ладно! - раздраженно отмахнулся женский голос. - Это тоже грех, хрен с тобой, только замолкни! Не до тебя сейчас.

- Всегда вы так... - обижено буркнула вторая в ответ. - Зачем вы меня обижаете?

- Поесть бы... - жалобно протянула хозяйка еще одного.

- А потом бабу! - радостно подхватили откуда-то справа, с явным восточным акцентом - Или сначала бабу! Ну, можно и мужика, чего уж там...

- Ну почему мы не можем договориться? Вон у других все живут в мире и согласии, аж зависть берет! - тоненько захныкал пятый.

- Я конечно дико извиняюсь... - громко перебил всех шестой. - Но, таки кто будет за все это платить?

- Прекратить склоку! - резко оборвал гомон властный окрик. - Мы должны быть выше этого! Каждому из нас найдется, за что гордится.

Голоса смолкли. Я прямо чувствовал, как люди... люди? в комнате напряглись в ожидании. Последняя говорившая имела красивый тембр, хорошую дикцию и явно наслаждалась произведенным эффектом. Она настолько эффектно затягивала паузу, что мне самому стало интересно. Наконец, когда потихоньку началось бормотание, красивый властный голос вновь обратился к присутствующим.

- Вот ты, Гуля. Помнишь, как ты заставила его сожрать пельмени, которые наварили на всю семью? Помнишь, как ему было плохо, но полтора килограмма он в себя зачем-то впихнул? А вы, Эврет и Инва? Это вы вынудили его из-за жалкой прибавки к зарплате сдать коллегу своему боссу. Я уж и не говорю про тебя Лакши. Ты такого наворотила. Из-за тебя ему пришлось уволиться с трех работ подряд! И это за четыре месяца! После этого именно ты, Триста почти довела его «до ручки», вернее сказать, до петли. Отличная работа!

- Глория, спасибо! - ответила Триста. Хоть и поблагодарила, но по голосу слышно - все еще дуется.

- Ира. Прими мои поздравления. - в голосе Глории мелькнула гордость. - Если бы не ты, он сейчас бы не лежал в палате. Каждый раз ты доводишь его до белого каления. У тебя талант! Из мелкой неурядицы или одного неловко оброненного слова ты раздуваешь настоящее пламя ненависти! Я в восхищении!

- Ну, да. Есть такое, кхм, немного. - Ира потупилась.

- Вот и отлично. Успокоились, а теперь перейдем к повестке дня...

Пахло дезинфицирующим средством и влажными простынями. Видимо я в больнице, и у моей кровати собрался целый консилиум докторов. Странных докторов. Я не мог больше терпеть и открыл глаза. Современного человека сложно удивить мистикой. Скорее он удивится что смартфон держит один процент зарядки вторую неделю, при активном использовании. Каюсь - я был из этих людей. Так что, увидев, как девять силуэтов парят прямо в воздухе, я не запаниковал. Мне было интересно, чем меня накачали и когда закончится мой лютый приход.

Два силуэта висели чуть ближе ко мне и, видимо довольно давно наблюдали за разбором полетов у остальных. Темно-красный слева и молочно-белый справа. Тут гадать бессмысленно - все по "классике", мои "хранители". Остальные были тоже колоритными.

Ближе ко мне "стояла" брюнетка Лакши. Фигурка у нее была потрясной, полностью затянутой в прозрачный то-ли шелк, то-ли капрон. Сказать, что "одежда" хоть что-то скрывала, я при всем желании не мог. Глаза с подводкой, губы алые, в движениях скользила звериная грация. Видимо это Похоть. Ну... Ничего такая!

Справа от нее был Эврет. Высокий, сухопарый. В черной потрепанной одежде и широкополой низкой шляпой. Его длинная седая борода, которую он саркастически поглаживал, делала его похожим на старого еврея. Тут и ежу понятно – Алчность. Дальше был Инва. Пестрый халат на голое пузо тело, подпоясанный широким алым кушаком. Раз он с Эвретом спелся, значит, скорее всего он у нас за Зависть.

Слева от Лакши была тощая крохотная девчушка. В глазах-бусинках у нее сверкал демонический голод адской бездны. Ага, Обжорство. Еще чуть подальше скромная девчушка-подросток, в сером «худи» и темных джинсах. Так, а это Триста - Уныние. По центру стояла рыжая парочка, настолько похожая друг на друга, что я решил – сестры. Глория и Ира. Первая была повыше, постройнее, явно умнее и повеличественнее. Обе точеные, словно фарфоровые куклы и, видимо, самые опасные из семерки.

- Да не видят нас они! Мы выше рангом, дружище! - успокоил ангела бес. - И этот не видит - в отключке.

Я быстро прикрыл глаза. Ангел неуверенно оглянулся. Видя, что я не реагирую, он немного успокоился. Вид у него был помятый.

- Видишь, дружище? - бес вовсю веселился, прыгая в воздухе с одной козьей ножки на другую. - Поражение по всем фронтам! Я же говорил, что эта компашка крутит нашим оболтусом как хочет. Как тебе, а?

- Иисусе Христе, дай мне сил... - ангел сокрушенно опустил плечики.

Я лежал неподвижно, боясь спугнуть всю эту инфернальную компанию. Пока бес потирал руки, ангел все-таки заметил, что я подглядываю, прикрыв веки. Лик его просветлел, он приободрился и подмигнул мне.

- Прости, Господи, раба твоего грешного... - четкой двойкой ангел отправил беса в глубокий нокаут и, не сбавляя темпа, осенив себя крестным знамением, влетел мне в ухо. Я вскочил с койки как ошпаренный, переполошив семерку.

- Ой! - Триста от страха опустилась почти на пол. - Здрасьте...

- И вам не хворать, а теперь - катитесь колбаской, дверь вон там! – я чувствовал прилив сил и смелости. Мне остро захотелось побыть одному и подумать.

- Чой то? - Инва подбоченился, упершись широким кулаком в алый кушак. - Вот как захочим так и пойдем.

- Вас семеро, а я один! Мне всю толпу за раз не переспорить. Так не пойдет! - я был настроен крайне категорично. - Ну-ка, пошли вон! Я подумаю над вашим поведением и побеседую с каждым по-отдельности.

- И сколько же времени тебе нужно, дорогой ты наш? - Глория вздернула точеный носик и хищно улыбнулась.

- Не знаю! Неделя, месяц, - я чуть не сдал позиции, но взял себя в руки. - И что бы на глаза мне не попадались, пока сам не позову! А то приму постриг и в монастырь уйду!

- Таки знаешь во сколько тебе это встанет? - Эврет подскочил и чуть не кувыркнулся через голову.

- А ты точно на это пойдешь? Оставишь нас одних? - Лакши потянулась, словно кошка и томно прикрыла подведенные тушью глазки.

- Так, народ. - Глория подняла руки успокаивая всех. - Вы что, не видите? Он похоже одержим!

- Пшли вон, я сказал, оглоеды! - я замахнулся и все тут же исчезли. Ира и Глория исчезли последними. Они подозрительно довольно скалились. Последние слова я выкрикнул уже в пустоту. - Уйду в монастырь!

- Ну, давай хотя бы перекусим, на дорожку, а? - откуда-то с потолка жалобно проблеял голос Гули...
Made on
Tilda